Благотворительный просветительский фонд
содействия абилитации детей с особенностями развития
"VITA"

 
   
 
  Сделать стартовой Добавить в избранное  


Новости

25.02.2008

На сайте завершен конкурс рисунка "Наши пушистые друзья". С итогами конкурса можно познакомиться ЗДЕСЬ

16.01.2008

На нашем сайте появились блоги! На страницу блогов можно попасть через раздел Форум.

10.01.2008

В Детском разделе появился подраздел "Сказкотерапия".


  Поиск на сайте




Рассылка

30.03.2008

1. О мероприятиях в Москве и Питере.
2. Франческа Аппэ отрывки из книги "Введение в психологическую теорию аутизма" (1998 г) в переводе В.М. Труфанова.
3. В плену у Снежной Королевы. Консультация психолога.

23.03.2008

1. Монолог логопеда на тему дисграфии.
2. Коррекционно-педагогическая работа с детьми с церебральным параличом в доречевой период (продолжаем публиковать отрывки из книги Е.Ф. Архиповой).
3. Уродливый кот. Притча из коллекции психолога Владимира Пугача.

14.03.2008

1. Круглый стол в Гос. Думе.
2. Четыре уровня доречевого развития детей (продолжаем публиковать отрывки из книги Е.Ф. Архиповой).
3. Литературная страничка. Белоголовый. Сказка Олега Сажина.

Архив рассылок


 

Последние сообщения с форума

Последнее сообщение темы 
В Москве российско-французский фестиваль "Гаврош"

в форуме "Видим и слышим"

Последнее сообщение темы 
Трисомия 21

в форуме "Солнышки"

Последнее сообщение темы 
Интересные публикации

в форуме "СМИ"

Последнее сообщение темы 
Дом или квартира?

в форуме "Тренделка"

Последнее сообщение темы 
Александр Васильевич Суворов

в форуме "Слово профессионалам"



Веб-кольцо "НАШИ ДЕТИ"
Список сайтов
Предыдущий | Следующий
Случайный


Внимание! Добавлять сообщения в форумы могут только зарегистрированные пользователи.
Пользователи, прошедшие регистрацию, будут активированы в течение суток.

Говорят, что блоги сейчас - самые посещаемые в интернете. Ведь всегда любопытно знать чем занимается твой знакомый. Нам интересно на других посмотреть и себя показать.
Блоги "Города Золотого" - это место, где собираются друзья, здесь они сидят на лавочке и судачат о жизни.
Хочешь тоже стать другом? Зарегистрируйся и напиши о себе!

Милости просим :)

Форумы
Административный
Административный
Здоровье
Консультации специалистов
О больницах
Народные советы
Методы мед. абилитации
Поговорим о здоровье
О воспитании
Методы пед. абилитации
Поговорим об образовании
Родительский фронт
Садики, школы и ВУЗы
Слово профессионалам
Юридические вопросы
Законы, постановления и т.п.
Народное радио
Юридическая консультация
Юридические разговоры
О делах духовных
Беседы о вере
Беседы со священником
Православные посты
Православные праздники
Наши особенности
Слабослышащие детки
Плоховидящие детки
Малыши - молчуны
Малыши-топтуны
Солнышки
Остальные - тоже золотые
Свободное общение
Видим и слышим
Литературный кружок
СМИ
Тренделка
Администрация
Пыльный чулан
Поздравляем!!!
С днем именин
С днём рождения
С праздником!
Список тем
Новые темы
Поиск
Пользователи 
Правила
Помощь
Войти
Регистрация 

Сообщения 21 - 32 из 32
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

  Просмотров: 4799 Тема: «Александр Васильевич Суворов, Письма, статьи, эссе» в форуме: Слово профессионалам

  Ccылка
Здравствуте,Александр Васильевич!
Давно хотела Вам написать.Ну,вот и нашла время.
В то время ,когда Вас показали по телевизору ,меня в инете не было,систему «скушал» вирус.Я что-то делала дома ,у нас свой дом и хозяйство.И тут слышу по телевизору –знакомую фамилию.Вспомнила,Наташа,Наталья Львовна немного рассказывала о Вас.Ну и стала смотреть .Смотрел и муж.Я потом говорю,вот ,как надо жить!Правда ,вы –самый настоящий!
У меня сын,15 лет –инвалид-олигофрения и аномалия головного мозга ,поэтому я ,уж простите,подзарядилась от Вас ,глядя передачу .В принципе,репортаж неплохой,Но было бы здорово вообще фильм снять о Вас ,я бы посмотрела с большим интересом и кучу полезного для себя вынесла.Моему Валере сказали –необучаем ,тогда эти слова прозвучали ,как приговор,Но я оказалась упертой ,как меня ,однажды ,назвали.И маленькими шагами я добиваюсь цели .Те ,которые сказали,что ребенок необучаем ,не знаю ,чем они руководствовались.Теперь,когда я бываю на МСЭ и вижу ребенка ,которому сказали –необучаем – я говорю маме ребенка –Не опускайте руки ,ищите учителей,пробуйте ,результаты ,не скоро ,но будут.
Я позволила себе взять у вас первую строку стихотворения и у меня родились такие строки, не будьте строги,пожалуйста!А у Вас мне стихи очень нравятся,я иду ,а они как пульс-«Миро-люлька…»Это у меня в голове ваши стихи , каждое слово Вашего стихотворения нашло в моей душе свою полочку.Спасибо.Мамочка Алёнушка. ,
Не плачу!
«Попали в меня не одною торпедой»
И сыпались градом несчастья и беды.
Встаю,опираясь,на шаткий забор,
А рядышком вновь передернут затвор.

Спасаюсь ли?Вряд ли…Я просто живу.
Иду ,несмотря на упреки и склоки.
И только начну подниматься на гору,
Толкают –не место!Не вам –то!Не сроки!

Сказали мне –«твой сын необучаем».
О!Только мне известно через что прошла.
Я подняла его и стала я прочнее стали!
Он пишет,трудится,читает по слогам…

Теперь большой совсем он.Мы шагаем дальше.
А маму снова ,словно на расстрел!
И мама вся в бумагах и…печалях.
А мама вновь в воронке «беспредел».

Опять встаю ,за шаткий свой забор хватаюсь,
Иду к таким ,которые поймут меня .
Что «беспредел»?Всего лишь –мусор.
А мусор ,он сгорает от огня.

«Попали в меня не одною торпедой»
И если б вы знали все-все мои беды…
И все мои слезы…И все неудачи…
Не плачу?Не плачу???Не плачу…Не плачу!
Е. Фалилеева.
Лучше спросить дорогу,чем заблудиться!
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Аленушка, Александр Васильевич прочитал и, я надеюсь, вскоре сможет тебе ответить на e-mail. Я ему твои координаты послала .
А стихи потрясающие!
Спасибо!
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Друзья мои, небольшое объявление.

Александр Васильевич мне прислал на электронный адрес свою книгу стихов "Достоинство в склепе". Но это 3,9Мб и сюда выкладывать нет возможности. У кого есть желание получить её на e-mail - пишите, всем пришлю.
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Сегодня получила письмо. Ёжик отвечает на вопрос Ирины, которая написала ему в гостевую книгу на сайте. Копирую его полностью:

Здравствуйте, Ирина!

Ваши сообщения в гостевой книге моего сайта не застали меня - я только что
вернулся из командировки.

"Очень давно знаю о Вас, знаю с отрочества, с книжки Э.В.Ильенкова "Об
идолах и идеалах"."

Эта книга была написана и издана до нашего с Ильенковым знакомства. Ильенков
упоминает меня (как и других слепоглухих студентов психфака МГУ) прежде
всего в статьях "Александр Иванович Мещеряков и его педагогика", "Откуда
берётся ум?", "Психика человека под "Лупой Времени"", а так же в эпиграфах к
работе "Что же такое личность?".

"Вот здесь в блоге обсуждение возникло имеет ли смысл тратить деньги на
образование инвалидов или рациональнее открыть на эти деньги спец школу для
одаренных

Я читаю, как Вас посещают сомнения о смысле жизни, как Вы помогаете в этих
сомнениях другим подросткам-инвалидам. Если сил хватит прочитать и высказать
свое мнение в этом блоге, то буду рада.

Если можно, если есть силы загляните в это обсуждение проблемы
целесообразности образования тяжело-больных детей. С восхищением и
благодарностью...."

Мне доступна только электронная почта. Сайт мой обслуживает один из моих
друзей. Гостевая книга связана с моим домашним электронным адресом, вот Ваши
сообщения до меня и дошли. Напрямую участвовать в блогах я не могу, и весьма
смутно себе представляю, что это такое.

По существу вопроса, по которому Вы хотите знать моё мнение.

1. Среди инвалидов немало "одарённых", так что противопоставление лишено
всякого смысла.

2. Независимо от "одарённости", все - как инвалиды, так и здоровые -
одинаково имеют международное право на образование, декларируемое, в том
числе, и российской конституцией.

3. Участники блога об этой международной юридической норме, видимо, забыли.
Иначе откуда бы взяться такой антиконституционной, не говоря уже об
антигуманности, постановке вопроса?

Если ещё не поздно, доведите этот мой ответ до сведения участников блога.

С уважением,

ёжик (он же Александр Васильевич Суворов). 24 августа 2007.

Аленушка, еще один защитник у тебя появился, да?
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Мне кажется,что я так! далеко от Москвы… Но,конечно,надеюсь,на поддержку и,особенно,защиту. «Заклевывать» мам детей –инвалидов ,а не помогать и поддерживать почему –то стало довольно частым явлением. Обидно .Но – прорвемся!
Наташа,про стихи Александра Васильевича прочитала только сейчас – пошли мне их на электронный адрес, пожалуйста!
Лучше спросить дорогу,чем заблудиться!
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Аленушка, нет проблем, сейчас вышлю.

Если обществу интересно, мой ответ Ёжику:

Здравствуй, Александр Васильевич.

Ты писал 24 августа 2007 г., 2:00:55:

> По существу вопроса, по которому Вы хотите знать моё мнение.

> 1. Среди инвалидов немало "одарённых", так что противопоставление лишено
> всякого смысла.

> 2. Независимо от "одарённости", все - как инвалиды, так и здоровые -
> одинаково имеют международное право на образование, декларируемое, в том
> числе, и российской конституцией.

> 3. Участники блога об этой международной юридической норме, видимо, забыли.
> Иначе откуда бы взяться такой антиконституционной, не говоря уже об
> антигуманности, постановке вопроса?

Об этой международной норме предпочитают забывать огромное количество
чиновников от мала до велика на просторах нашей необъятной страны (я
имею в виду Россию. Как обстоят дела в иных странах я, увы, не
знаю).

Когда дело доходит до образования детей с отставанием в развитии, все
спускается тихо на тормозах. Несмотря на заключения кандидатов и
докторов наук, специализирующихся в этой области (ЗПР), которые пишут
в своих книгах о том, что этим детям жизненно важно учиться.

Более того, сейчас посмели под суд отдать маму ребенка-инвалида,
которая, занимаясь реабилитацией собственного ребенка, достигла
определенных успехов в математике и чтении, и ей за это заплатили
специалисты отдела образования прелестного города
Петровск-Забайкальский Читинской области.

Впрочем, я думаю, что ситуация, подобная этой, известна не одной маме
и не одному ребенку. Поэтому, не буду беспокоить мирно дремлющее
российское интернет-сообщество, которое озабочено только спасением
собственной шкуры и перераспределением денег в свои карманы.
Банально: все всегда сводится к деньгам... Но ссылочку на этот блог я
с удовольствием посмотрела бы. Иногда ведь надо таких и в чувство
приводить...


С уважением,
Наталья
http://gold-child.ru
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Очередное письмо от Александра Васильевича. К сожалению, только сейчас "дошли руки" его разместить. Как всегда, много спорных мыслей. Но есть и такие, с которыми соглашаюсь. Поэтому, приглашаю почитать и поделиться мыслями по поводу.

Александр Суворов
Я - КЕНТАВР
(ИНТЕРВЬЮ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ
КУРСКОМУ ЖУРНАЛУ "БУДУАР - ЗДОРОВЬЕ")

"Добрый день, уважаемый Александр Васильевич! Меня зовут Екатерина, я из города Курска, работаю в журнале "Будуар-Здоровье"".

Добрый день, уважаемая Екатерина!
Извините за задержку с ответом. Черновик я написал сразу, но потом надо было в пожарном порядке другое писать, а к этому я смог вернуться только через десять дней.

"Случайно попав на ваш сайт, очень заинтересовалась вами как личностью и вашей деятельностью - хотелось бы познакомиться поближе и написать о вас статью (в форме очерка или в форме интервью).
"В нашем журнале есть рубрика "Сильные духом", где мы рассказываем о людях, которые, несмотря на свои тяжёлые болезни, умеют быть счастливыми, умеют бороться и побеждать. Ваша биография одновременно наполнена и трагизмом, и необычайным светом. Ваш жизненный путь - это борьба с самим собой, увенчанная победой. Какой же силы духа, и какого мужества потребовала от вас такая победа? Я думаю, у вас есть, что рассказать о себе, о работе, о силе воли и желании жить! Очень надеюсь, что вы захотите поделиться своим личным опытом с нашими читателями, ведь многие из них столкнулись с подобными проблемами (это подтверждает и наша редакционная почта). Может быть, сознание того, что есть такие люди, как вы, поможет кому-то преодолеть собственную слабость, недуги и обстоятельства, поможет поверить в то, что, несмотря на удары судьбы, в жизни всегда есть место подвигу!"

Вообще-то я не раз получал по электронной почте, особенно сразу после трансляций по телевидению сюжетов и фильмов обо мне, благодарности такого типа: "Спасибо вам за то, что вам ещё хуже, ещё труднее, ещё невыносимее, чем мне. Посмотрел (посмотрела) о вас передачу, прочитал (прочитала) текст - и стыдно стало за собственное нытьё, за греховные мысли о самоубийстве..."
А ведь я живой, никак не звонкий бронзовый бодрячок, который пионер - всем пример... И мне тоже физически и особенно душевно очень тяжело, больно - хронически, а временами нестерпимо-остро; и, как я назвал их ещё в студенческие годы, "недозволенные настроения", в том числе суицидные, мне свойственны; и очень я с детства не люблю, когда мне самому суют под нос чей-нибудь "пример для подражания".
И всегда хотелось быть полезным людям, поддерживать их потому, что - один из самых счастливых, а не потому, что один из самых несчастных: глянь, мол, на этого убогого - и устыдись, убедившись, насколько ты счастливее...
Счастье, оно ведь не в отсутствии проблем, и не в том, что твои проблемы по сравнению с чьими-то - "мелкие", - не стоит сравнивать; как справедливо заметил Дейл Карнеги, собственная небольшая головная боль беспокоит наших ближних и дальних куда больше, чем известие о нашей смерти. Счастье в том, что проблемы нам посильны, разрешимы - особенно при поддержке окружающих нас "добрых самаритян", которые, как явствует из евангельской притчи, нам ближе проходящих мимо соплеменников-единоверцев.
Спасибо не мне, а моим реальным ближним, благодаря которым я всё ещё жив, всё ещё нужен - и счастлив.

"Высылаю вам вопросы, ответы на которые помогут нам узнать о вас побольше. Вы можете отвечать не по порядку, можете строить свой рассказ не по вопросам, а как сами считаете нужным (просто ориентируясь на вопросы). Если какие-то вопросы кажутся вам неуместными - вы, конечно, можете их опустить. Надеюсь, вы не откажетесь сотрудничать с нами".

Не откажусь, конечно. Именно потому, что благодаря моим реальным ближним я не в такой безнадёжной ситуации, в которой, как говорится, ни до чего, ни до кого. Именно потому, иными словами, что мне вовсе не труднее всех, а, как ни парадоксально, легче на самом деле, чем многим...
Вот мой названный сын, студент-второкурсник, сейчас на лекциях, а я дома один; мальчик шлёт с мобильника по электронной почте успокаивающие сообщения, оставил бутерброды; соцработница принесла молоко; окно приоткрыто, включён вентилятор, - и я достаточно бодр, чтобы отвечать на Ваши вопросы.
Итак...

"1. Вы лишились зрения в трёхлетнем возрасте, оглохли - в девятилетнем; помните ли вы свои детские ощущения, связанные с этой трагедией? Кто (или что) помог вам справиться с бедой?"

Это трагедия не для ребёнка, а для взрослых. Для ребёнка что есть, то есть, он с этим и живёт, из этого и исходит, а не из того, чего нет. Страдать из-за того, чего нет, ещё надо научиться. По этой части взрослые мастера.
Если мне не рассказывать, какое красивое небо сегодня вечером, какого оно цвета, - я и не буду страдать от того, что не вижу и никогда не увижу его. Странно, что это мало кто осознаёт. Я понял: когда слепому назойливо рассказывают о цвете, глухому - о звуках, - это чаще всего попросту хвастаются утончённостью своей души, своего восприятия окружающего мира. Вот какие лиричные ощущения нам доступны! А про слепоту и глухоту собеседника просто не помнят...
Иногда меня это может раздражать, особенно если описание того, что мне недоступно, слишком уж затягивается. И тогда я вынужден напомнить, что мне это недоступно, и лучше сменить пластинку. Не надо хвастаться богатством своей души, демонстрируя на самом деле её нравственную нищету - по отношению ко мне.
Но чаще я понимаю: человек просто сообщает мне, как ему хорошо прямо сейчас. И я только рад за него. И мне тоже хорошо - не потому, что небо красивое и птицы громко поют, а потому, что рядом со мной друг, интересный собеседник, который, в виде реплики упомянув красоту неба, тут же переходит на более доступную мне тему.
В общем, в детстве я много страдал, но не от слепоты и глухоты, а от (употреблю чудесное словечко моего названного сына) "непоняток" в отношениях с другими людьми. От того, от чего страдают все или почти все. От своего изгойства в школе, например - но мало ли изгоев среди зрячеслышащих детей.
От моей слепоты и глухоты изначально страдала мама. Но у неё хватило нравственной чуткости, любящей интуиции - оставить свои страдания по этому поводу при себе. Я - рос, учился, фантазировал, запойно читал, пробовал силы в литературном творчестве - и даже не таскал из столовой в спальню хлеб, как другие ребята. Привык есть, что дают и когда дают, озабоченный больше своими увлечениями, чем желудком...
Трагедией слепоглухота стала для меня в шестнадцать лет, когда на целый месяц раньше времени сорвали с летних каникул, чтобы свозить на консультацию в институт имени Гельмгольца - и ещё раз подтвердить неизлечимость моей слепоты. Вот тогда я начал страдать из--за того, чего нет. Научили-таки.... И в течение жизни написал немало душераздирающих стихов об этом.
В последние годы это как-то притупилось... На новом уровне возврат к детскому самоощущению: в детстве то, что есть, было важнее того, чего нет; доступное значило больше, чем недоступное; что-то там малопонятное недоступное существует, ну, зато мне доступны книги и мои фантазии... Детское "зато" - надёжнейшая основа оптимистического мироощущения. Ну, а сейчас мне понятна значимость недоступного, я достаточно долго и безутешно его оплакивал, пора бы хоть на старости лет научиться, наконец, быть благодарным за доступное, за то, что есть. Тем более, никак не сказать, что этого мало.

"2. Вас пытались лечить?"

А как же! И осчастливили поездками в Алма-ату, Москву, Ленинград, Одессу. Посещение врачей было для меня, ребёнка, скучной повинностью, зато я купался в море (в Одессе) и катался на прогулочных судах (там же и в Ленинграде). Так что дальние поездки по врачам добавили счастья в моём дошкольном детстве... Ездить с мамой в дальних поездах, спать у мамы на коленях в зале ожидания на Казанском вокзале, кататься с мамой по вечернему, почти ночному уже, морю, по ночной Неве, петь под духовой оркестр в Летнем саду... А что всё это из-за маминых судорожных попыток вылечить мою слепоту - так ведь _ЗАТО_ (волшебное детское _ЗАТО_!) всё это есть, а будь зрячим, сидел бы небось дома, как младшая сестрёнка...
(Скорей бы приехал мой мальчик... Жду его сейчас, как в детстве маму с работы..)

"3. Расскажите о самых ярких моментах из своей школьной и студенческой жизни, какие трудности, связанные с болезнью вам пришлось перенести в то время (сложность адаптации, дефицит общения, одиночество)? Как вы с ними справлялись?"

Я понимаю так, что самое яркое - это самое радостное. Причём же тут трудности? Они - тягостные, тусклые, а то и вовсе мрачные...
Самое яркое - это любовь ко мне взрослых, начиная с мамы. Любовь, которой я обязан яркими впечатлениями: поездки, прогулки, концерты, купание в различных водоёмах (прудах, озёрах, реках, морях)... Предтворчество - игра-фантазирование, запойное чтение, затем и настоящее творчество, игровая и читательская одержимость, переросшая в творческую одержимость. Сами любящие меня взрослые - мама, любимая учительница в школе слепых Галина Ильинична Торпезова, любимая учительница в загорском детдоме Валентина Сергеевна Гусева, Воспитатель - учитель - завуч - директор детдома Альвин Валентинович Апраушев, научный руководитель детдома Александр Иванович Мещеряков, и наконец, друг Мещерякова, ставший моим духовным отцом, философ Эвальд Васильевич Ильенков.
Что касается трудностей, то когда меня, ещё воспитанника детдома, подростка, спросили какие-то журналисты, трудно ли учиться, - я пожал плечами: либо интересно, либо скучно; если интересно - трудностей не замечаешь, а если скучно - то и лёгкое трудно. Во всяком случае, наше обучение организовывали взрослые, они и преодолевали связанные с ним трудности, решали встававшие проблемы, предоставляя нам, прежде всего, учиться. Создавая саму возможность учиться. Они наладили запись лекций на магнитофоны, с последующей расшифровкой этих записей по Брайлю; перепечатку специальной литературы, доставку книг в детдомовскую библиотеку из московской, заказ новых книг в издательстве "Просвещение"; взрослые придумали или закупили всевозможную технику, чтобы эффективнее учиться... Слепоглухих студентов на факультете психологии МГУ было четверо, и мы учились отдельно от зрячеслышащих студентов, с учётом наших особенностей. Адаптироваться среди зрячеслышащих студентов особо не пришлось - не понадобилось. Эта проблема адаптации встала потом, и очень остро, после университета, когда уже самим пришлось обеспечивать себя всем необходимым.

"4. Александр Васильевич, вы разносторонне одарённый человек, вы и ученый-психолог, и педагог-воспитатель и наставник детей - как инвалидов, так и относительно здоровых. Расскажите вкратце нашим читателям о своей многогранной деятельности?"

Пожалуй, проще процитировать моё письмо Виктору Кирилловичу Зарецкому, заведующему лабораторией, в которой я ведущий научный сотрудник. По его просьбе, высказанной на заседании лаборатории, я описал ему свой творческий потенциал.
"Я разработал теорию и практику совместной педагогики, но это относится не столько к обучению, сколько к воспитанию, к развитию/саморазвитию личности. ...
К любой форме инвалидности, при сохранности интеллекта, конечно, отношение у меня простое: "победить" инвалидность нельзя - это надо перестать быть инвалидом, вылечиться; но можно в течение всей жизни _ПОБЕЖДАТЬ_. Окончательно я к этой формуле пришёл двадцать лет назад, впервые побывав в обычном пионерском лагере (один, а загорских детей привезли туда на следующий год).
"Нельзя "преодолеть", но можно _ПРЕОДОЛЕВАТЬ_. Невозможен окончательный результат, но возможен процесс. _ПОЖИЗНЕННЫЙ_. Мои теоретические работы и посвящены так или иначе этому процессу - условиям, при которых он вообще возможен хоть в малейшей степени, и оптимальным условиям, при которых он может быть особенно эффективен. А так же условиям, при которых процесс преодоления инвалидности невозможен. Но что касается этих последних условий, о них всё наиболее принципиальное сказано моими учителями - А.И.Мещеряковым, Э.В.Ильенковым, А.В.Апраушевым, - я разве что уточнил кое-какие моменты, более отчётливо сформулировал... А вот оптимальных для преодоления инвалидности, для личностной полноценности вопреки инвалидности, условий пришлось добиваться всю жизнь прежде всего для себя - и параллельно теоретически осмысливать их.
"В результате и возникла совместная педагогика, против спутывания которой с интеграционной педагогикой я всегда предостерегал. Интеграция - это обучение инвалидов и "особенных" - с особенностями в развитии - вместе с "нормальными". А совместная педагогика - это совместное воспитание их всех. Так что дело вовсе не в переводе на русский язык термина "интеграция", как может показаться на первый взгляд. Разница куда более принципиальная.
"Начинал я ещё студентом с теории и практики формирования воображения, вообще и при слепоглухоте особенно. При этом я не мог не уткнуться в эстетическую и психологическую теорию игры, а более/менее разобравшись в ней, предпринял интроспективное (то есть по материалам самонаблюдения) исследование собственной игры-фантазирования в детстве и юности, вплоть до студенческих лет. Этому посвящена моя работа "Большая сказка", не знаю, есть ли на сайте...
"Около десяти лет по окончании университета я жил один, и выкрутиться мог только благодаря умению обращаться за помощью и доверяться незнакомым людям. В результате появилась работа "Слепоглухой в мире зрячеслышащих". Книга под таким названием издана ИПТК (Издательско-Полиграфическим ТифлоКомплексом) "Логос" Всероссияского Общества Слепых в самом конце 1996 года, тиражом всего в 500 экземпляров.
"К детям сначала меня привело нежелание всю жизнь пересказывать чужие труды в своих рефератах и компиляциях. Я рассудил, что поскольку дети неповторимы, то и помощь им создаёт уникальный опыт, описание и осмысление которого само по себе уже может иметь некоторую научную ценность. Это привело меня сначала в Загорский детский дом, в котором я сам воспитывался подростком, а затем - вместе с некоторыми воспитанниками детдома - в обычные пионерские лагеря. Так я пришёл в детское движение вообще и в движение детского милосердия особенно, став его теоретиком, научным руководителем и консультантом Детского ордена милосердия и других организаций, целиком или частично посвятивших себя "милосердной" деятельности. Теоретический итог - совместная педагогика. Книги: "Школа взаимной человечности" (УРАО, 1995, 1000 экземпляров), сборник статей "Экспериментальная философия" (УРАО, 1998, 1000 экземпляров), курс лекций "Совместная педагогика" (УРАО, 2001, 2000 экземпляров). Под этим названием регулярно читаю спецкурс на факультете специальной психологии МГППУ (кажется, с 2003 года), который впервые опробовал на деффаке МГПУ в 1996 - 1998 или 1999 годах, и эпизодически читал в провинциальных педагогических университетах, где к этому проявляли интерес - в Екатеринбурге, Ижевске, Самаре, Волгограде, Орле. Главной же базой моей совместно-педагогической деятельности остаются различные детские лагеря. В этих лагерях я встретил барда и замечательного педагога Юрия Михайловича Устинова, создателя и руководителя детской экологической экспедиции "Тропа". Заинтересовавшись педагогикой "Тропы", я в мае 2002 года встретил и свою судьбу - Олежку, который позволил себя усыновить (фактически, не юридически).
"Сейчас моя стратегическая работа - исследование проблем формирования и сохранения собственного человеческого достоинства в условиях инвалидности. По логике этого исследования составлена книга стихов "Достоинство в склепе", УРАО выпустил в мае 1997 года книжку "Достоинство (лирико-психологическое самоисследование)". Это итог всей моей жизни - и вообще, и особенно творческой.
"В начале октября читал очередной спецкурс по совместной педагогике, и на этот раз главной его темой стало именно формирование и сохранение собственного человеческого достоинства в условиях инвалидности. Впервые наметилась некая целостная концепция, которую можно изложить в небольшой брошюре как промежуточный результат исследования (окончательным результатом должна стать книга "Водяная землеройка, или человеческое достоинство на ощупь", - пишу уже четвёртый год)".

"5. Легко ли вам удаётся наладить контакт с детьми?"

С тех пор, как уральские подростки шутливо пригласили меня в свой лагерь, чтобы я там, как они выразились, "работал Детской Вешалкой", - особых проблем с налаживанием отношений с ребятами, пожалуй, нет. Или я прекратил впадать в панику и истерику, если что-то не получалось... Так уже лет десять. А до того очень переживал, не скучают ли со мной ребята, и этими переживаниями крепко сам себе наступал на пятки. А Детской Вешалкой меня окрестили лет десять назад, примерно тогда же, когда Международная Ассоциация Детских Фондов наградила меня Почётной Золотой медалью имени Льва Толстого. Взрослые наградили медалью, а дети - высшим для меня званием Детской Вешалки, тем самым ответив на мучительнейший вопрос, кто же я такой: не родитель, не учитель, не воспитатель - кто же я детям? Оказывается, Детская Вешалка! Ну и ради Бога, висите на здоровье! Они и не стесняются.

"6. Какой ваш главный приём в арсенале общения?"

Я не манипулирую партнёрами по общению, поэтому слово "приём" тут неуместно. "Приёмы" нужны, чтобы обманывать, морочить голову, а я для этого слишком искренний... Разработанные специалистами методики - в том числе всякие тесты, - в моих условиях, в условиях моей слепоглухоты, неприменимы. Общаюсь, люблю, учусь, как любить и быть полезным...
_НЕ "ПРИЁМ", А /ПРИНЦИП/: *ГЛАВНЫЕ МЕТОДИСТЫ - САМИ ДЕТИ*_. Если они чему-то хотят у меня научиться - я учусь _У КАЖДОГО_ из них, как их этому учить. Иду от ребёнка к "методике", а ни в коем случае не наоборот. Удачные подсказки одних ребят пытаюсь применять при обучении тому же самому других ребят, но в любой момент готов забыть всё, все прежние подсказки, и уловить подсказки именно от этого ученика. Потому что то, что хорошо было с другими, может не сработать именно с ним. Значит, для него надо искать что-то именно ему подходящее... Можно и не найти.
Студентов прошу не забывать, что педагогика - творчество. И хотя бы поэтому очень уж на "методики" уповать не стоит.

"7. Александр Васильевич, к сожалению, на фоне демографического спада в стране с каждым годом растет количество детей и молодежи, имеющей проблемы со здоровьем. Как по-вашему, достаточно ли внимания уделяет руководство страны и в первую очередь - Министерство образования и науки РФ, этой части нашего населения?"

Всё более откровенна государственная дискриминация инвалидов. Уничтожается система коррекционного образования, то есть закрываются спецшколы, особенно интернаты, для различных категорий детей-инвалидов. Делается это под предлогом "интеграции" - совместного _ОБУЧЕНИЯ_ детей-инвалидов и более здоровых детей в общеобразовательных школах. При этом демагогически отменяется само понятие инвалидности: всего лишь особенности, а у кого их нет? Все особенные! Сей ларчик открывается просто: кому-то хочется _ПРИХВАТИЗИРОВАТЬ_ инфраструктуру коррекционного образования ради сверхприбылей... Я написал об этом статью "Осторожно: прихватизаторы!", в которой призвал не сдавать акулам ни одной традиционной формы образования - все они нужны; какая не подходит одним детям, подойдёт другим. Не все могут учиться в общеобразовательных школах, и для них спецшкола-интернат - оптимальна. Не надо никого никуда загонять насильно.
Ёлки-палки! Десятки поколений педагогов ломали головы, создавая современную коррекционную педагогику, доказали делом, что инвалидов можно и нужно обучать, а потом сами инвалиды своей жизнью доказывали свою способность быть полноценными участниками общечеловеческого творческого процесса. И всё это перечёркивается ради аппетитов прихватизаторов!

"8. Какую роль в вашей жизни играет поэзия? По-вашему, занятие наукой должно иметь творческое начало?"

А сама по себе наука разве не творчество? Или под "наукой" понимается только то, что связано с разного рода вычислениями? Ну, как в мои студенческие годы огорчённо заметил Ильенков, я математику никогда не знал и не любил... Чистый гуманитарий.
Не надо противопоставлять.
Когда я защищал кандидатскую и затем докторскую диссертации, члены учёных диссертационных советов благодарили меня в своих выступлениях за то, что в кои-то веки диссертации читать было не скучно. Форму я соблюсти постарался, анкету заполнил - актуальность, новизна, практическая значимость.... Положения, выносимые на защиту... Гипотеза... Но писал всё равно по-русски, а не по-канцелярски, по-другому не умею, не могу и не хочу. Не стеснялся публицистического пафоса. А когда речь заходила в обеих диссертациях о маме, о её роли в становлении моей личности - не стеснялся лиризма. И за это члены учёных советов мне были особенно благодарны. Когда защищал кандидатскую диссертацию 31 мая 1994 года, мама лежала в больнице с инсультом. Я заявил, что посвящаю защиту ей, и попросил отвезти ей в больницу все подаренные мне цветы. А через два года, 21 мая 1996, на защите докторской диссертации мама таки была. Успела выписаться из очередной больницы где-то за неделю... Потом делилась впечатлениями: "Сижу, никого не знаю, а меня все знают, подходят, обнимают, целуют..." Римма Казакова считает, что стихи, посвящённые маме - лучшие в моём поэтическом томе. Возможно. Хотя я думаю, что стихи, посвящённые детям и моему духовному отцу, Эвальду Васильевичу Ильенкову, не хуже... Ну да не в этом дело, а в том, что в науке я всегда был поэтом. В поэзии учёным - не всегда, а в науке поэтом - всегда. Ильенков настаивает на равноправии науки и искусства. Для меня они со студенческих лет не просто равноправны - неразделимы. Я - кентавр...

"9. Александр Васильевич, что для вас означает понятие "красивый человек"?"

Добрый. Мудрый. Надёжный. Терпимый. _ПОНЯТНЫЙ_ - то есть не выпендривающийся, не самоутверждающийся до полной неразличимости, какой же он настоящий.. Понятный - умеющий быть собой, а не притворяться так, что и сам верит в своё притворство, в свою фальшь. Красивый - настоящий. Безобразный - уродливый - фальшивый.
Мне, слепоглухому, да и зрячеслышащим, и без того трудно ориентироваться в человеческих отношениях, а тут ещё попадаются ханжи, лицемеры, фальшивые до мозга костей. Притворщики. "Порождения ехиднины", как называл их Иисус Христос...
Самая красивая из всех встреченных мною когда-либо людей - моя мама. Мария Тихоновна Суворова. Других имён не назову, чтобы не названные красивые не взревновали к названным. А к маме никто ревновать не будет. Она - эталон.

"10. Каково приходится человеку, лишенному зрения, слуха и свободы общения, упорно пробиваться в мир физически здоровых, но часто жестоких людей? Где и в чём находите поддержку?"

Ну да, не слышу и не вижу, но вот свободы общения - не лишён. Сам решаю, с кем общаться, а с кем нет, и никто мне в этом не указ. Да ещё электронная почта... Тут я и вовсе хозяин-барин. Ну, встречаться не всегда получается так часто и с теми, как и с кем хотелось бы. А у Вас разве получается? Суматоха, чёрт бы её побрал.
Изначально именно здоровые к нам пробиваются, а мы к ним - уже потом, у них научившись. Это мама ко мне пробивалась, другие красивые люди пробивались, и потому я тоже стал пробиваться - к человеческой, не физической, красоте. Хотя красивый в моём смысле, внутренне красивый человек не может быть безобразным внешне. Во всяком случае, на ощупь... Не могу поверить во внешнюю привлекательность фальшивого субъекта с холодными, липкими руками... В лучшем случае - лягушка, а не дай Бог - змея. Змей боюсь.

"11. Александр Васильевич, жизнь даже здорового человека по-своему трагична, а ваша трагичней во сто крат! Какой жизненный девиз, или жизненная установка помогает вам идти вперёд и не сдаваться?"

Про то, что моя жизнь якобы трагичней во сто крат, всё уже сказано в начале нашей беседы. Скорее всего, дело обстоит как раз наоборот - жизнь многих зрячеслышащих трагичнее моей...
Меня любили. Я тоже люблю, как умею. Весь этот бардак мне осточертел, сто раз бы дезертировал в колумбарий, вот адрес моей ниши, где должен быть захоронен мой прах: Донское кладбище, восемнадцатый колумбарий, восемнадцатый зал, ниша номер 890. Мамин прах в соседней, 889, нише.
Но меня любили. И я люблю. Как говорила мама: "Мне болеть не положено". Мне уходить не положено, пока мой уход может сломать судьбу кого-то из тех, кого я люблю... Имею в виду, конечно, прежде всего судьбу моего названного сына. С тех пор, как мы встретились, дезертировать хотелось много раз, но... Неужели Олежка так и не полетит со мной в Испанию? (Летали в октябре прошлого года.) Неужели Олежка так и не доучится в университете?
Важнее любить самому, чем быть любимым, хотя, разумеется, это не значит, что быть любимым не надо. Просто, когда любишь, твой ресурс принадлежит не тебе, а тому, кого любишь. И я, стискивая зубы, перемогаю тяжёлые моменты, потому что не вправе распоряжаться чужой собственностью...
В мае 2002 года сынок нашёл на галечном пляже в Туапсе камень-окатыш, поразительно точно повторяющий и форму, и размеры сердца. И подарил мне этот камень, когда я уезжал в Москву. Лежит у меня на верхней панели того устройства, благодаря которому я могу работать за компьютером. А моё живое сердце бьётся в ладошках моего названного сына. И пока оно там - умирать мне "не положено".

"12. Что вы считаете своим главным достижением в жизни?"

Старенькую маму нянчил именно я. Вопреки слепоглухоте. И ещё я - Детская Вешалка. И в конце концов на мне "повис" мой самый главный ребёнок, мой названный сын, и кажется, что именно ради встречи с ним я прожил почти полвека - когда он вошёл в мою жизнь (когда его мне прислала моя, к тому времени уже пять лет покойная, мама - такое было впечатление), мне скоро должно было исполниться сорок девять лет.
То есть иногда у меня получается не быть паразитом - потребителем любви, а любить самому. Это очень трудно, и получается не всегда. Но если получается хоть иногда - жизнь получилась.

"13. Каковы ваши планы на будущее?"

Продолжать в том же духе, пока хоть какие-то силы есть...

"14. Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?"

Вложить своё сердце в надёжные, ответственные ладошки...

18 - 19 и 28 октября 2007.

Действительный член международной
Академии информатизации при ООН,
Доктор психологических наук
А.В.Суворов

ОТЧЁТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ
И ОПЫТНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ РАБОТЕ
ЗА 2007 ГОД

Сквозная личная тема - проблема человеческого достоинства.
Личные темы на год:
1. Изучение механизмов мобилизации личностных сил в процессе социореабилитации при сенсорной депривации.
2. Исследование проблемы взаимосвязи смысла жизни и человеческого достоинства.
Тема «Мобилизация личностных сил в условиях сенсорной депривации» требует глубокого переосмысления накопленного опыта – как опыта собственной личностной самореабилитации, так и опыта участия в личностном становлении других – инвалидов и здоровых, взрослых и несовершеннолетних. На фоне личностного надрыва, произошедшего особенно в течение 2006 года и не вполне преодолённого до сих пор, переосмысление опыта чрезвычайно затруднено, однако в случае успеха и особо ценно. Чрезвычайно сложно мобилизоваться для размышлений о мобилизации личностных сил. Произошла почти полная ценностная дезориентация (ничего себе «прогресс» для разработчика теории взаимной человечности!), и на первое место выходит вопрос о факторах, тем не менее удерживающих на плаву, - факторах, вынуждающих вновь и вновь судорожно пытаться мобилизовать личностные силы, сколько их там осталось и откуда бы они ни брались при всей, казалось бы, уже исчерпанности.
Статья «Смысл жизни и человеческое достоинство» - объёмом 25,590 знаков, считая пробелы, - сдана в материалы XII симпозиума по смыслу жизни. Она посвящена главным образом проблемам взаимоотношений между инвалидами и неинвалидами, анализу причин отчуждённости между ними, в широком контексте марксовой теории отчуждения как обесчеловечивания. Как и почему возникает взаимное унижение? Как, и возможно ли вообще, избежать его? Как быть инвалиду, когда его помощник-неинвалид настаивает, что имеет право на «свою жизнь»? Инвалид тоже имеет на неё право, но не может реализовать его без посторонней помощи. Можно ли - и как - выживать и жить достойно в условиях повышенной, тем более абсолютной, чем тяжелее инвалидность, зависимости от окружающих?
Предполагаемая проблематика статьи была шире той, которую удалось охватить в реальном тексте. Отсюда подзаголовок: «Продолжение поиска следует». Я не хочу отвлекаться от своей сквозной – главной в моём творчестве – личной темы: «Проблема человеческого достоинства». Любые промежуточные планы, любое «продолжение поиска» должно быть в рамках этой темы. Потому что поиск может оболрваться в любой момент из-за краха семьи, вызвавшего крайнюю нестабильность моего жизнеобеспечения.
В октябре 2006 года мы с моим названным сыном Олегом Игоревичем Гуровым приняли участие в научно-практической конференции по проблемам сенсорных инвалидов в двадцать первом веке. Конференция организована докторанткой университета Сантьяго-де-Компостела (Испания) при поддержке профессора Агустина Досиля.
Параллельно с подготовкой конференции я принял участие в работе над международной книгой о значении для социального прогресса новых информационно-коммуникационных технологий, сданной в санкт-петербургское издательство «Речь» в конце сентября 2006 года. Я в этой книге соавтор одной из глав, автор заключения, а также проделал частичную стилистическую и смысловую правку. Книга подготовлена международным авторским коллективом, собранным докторанткой университета в Сантьяго-де-Компостелла Еленой Ван. В авторский коллектив входят испано-и русскоговорящие авторы, последние живут как в России, так и в российской диаспоре в разных странах мира. Материалы книги собирались от авторов по электронной почте. 18 мая 2007 года в Сантьяго-де-Компостелла состоялась презентация книги; в начале октября предполагалось провести её презентацию в Москве, но отложено.
Профессор Агустин Досиль, указанный в библиографии как второй после Елены Ван составитель книги, недавно стал проректором по международным связям, так что есть перспективы расширения сотрудничества. Агустин Досиль руководит международным фондом поддержки семьи, в числе направлений деятельности которого – просветительское и научно-исследовательское. Фонд рассчитывает на моё участие на этих направлениях, принципиальное согласие я дал давно, пока поддерживаю переписку по электронной почте с Еленой Ван.
На факультете специальной психологии МГППУ в сентября 2006 на четвёртом курсе и в феврале 2007 на пятом курсе читал спецкурс по совместной педагогике. На базе одной и той же программы каждый раз приоритетная проблематика иная. На этот раз на четвёртом курсе я сосредоточился на государственной дискриминации инвалидов в России, а на пятом курсе анализировал проблемы, связанные с суицидными настроениями у подростков-инвалидов.
В ноябре 2006 года на базе того же факультета были организованы курсы сопровождающих и переводчиков слепоглухих, я принял в них участие как один из преподавателей.
В конце июня 2007 года на факультете информационных технологий МГППУ я отрецензировал статью незрячего выпускника А.Г.Базарова «Способы создания учебных материалов по высшей математике для студентов-инвалидов по зрению».
На осенних и весенних школьных каникулах (начало ноября 2006 и конец марта 2007) участвовал в сессиях Школы взаимной человечности.
В июне дважды встречался с группой семейной логопсихотерапии.
В августе 2007 года принял участие в Детских Творческих Дачах – профильная смена, организованная на базе детского оздоровительного центра «Серебрянные пруды» во Фроловском районе Волгоградской области.
22 февраля принял участие в Ильенковском семинаре, который проходил на базе Института развития дошкольного образования РАО. Сделал там доклад о различении у Ильенкова «дела логики» и «логики дела».
На XII симпозиуме по смыслу жизни выступил с докладом «Смысл жизни и человеческое достоинство», написав накануне одноимённую статью.
28 июня принял участие в круглом столе «Технологии интеграции молодых инвалидов в обществе», организованном Центром социокультурной анимации «Одухотворение» и Факультетом социальной работы, педагогики и ювенологии Российского государственного социального университета. Директор «Одухотворения» Леонид Викторович Тарасов попросил меня выступить с докладом «Нравственное саморазвитие в условиях инвалидности». Я выступил и сдал в сборник материалов круглого стола соответствующую статью. Кроме того, в материалах круглого стола опубликована и моя прошлогодняя статья «Осторожно: прихватизаторы!».
В начале июля написал и разослал в интернете статью «Ошибки сопровождения». Её можно рассматирвать как методические рекомендации для сопровождающих слепоглухих. (Для тех, конечно, которые готовы учиться грамотно сопровождать, а не навязывать слепоглухим свои капризы, - такие горе-сопровождающие тоже, к сожалению, встречаются; горький опыт их ошибок, на которых они настаивают вместо исправления, и лёг в основу статьи.)
25 ноября 2006 дал интервью для документального фильма о слепоглухих (режиссёр Ирина Юрьевна Бессарабова). Предполагались дополнительные съёмки у меня дома и в Сергиевом Посаде, но сначала тяжело болел я, а потом – ещё более тяжело и долго - Ирина Юрьевна.
Участвовал в съёмках репортажа, который был показан 22 апреля на Первом канале ТВ.
В июне участвовал в съёмках (тоже Первым каналом) документального фильма об инвалидах.
В первой половине сентября планируется участие в съёмках ещё одного документального фильма, на который дало грант госкино.
3 сентября 2007 участвовал в ток-шоу телевизионной программы «Новое времечко» - прямой эфир о выдающихся инвалидах и… ролевых играх. Резко высказался о том, что если не прекратится политика государственной дискриминации инвалидов, особенно в области образования (уничтожение системы коррекционных школ), - очень скоро на такие ток-шоу собирать будет некого. Кое кем всерьёз обсуждается, не направить ли «освободившиеся» от закрытия коррекционных спецшкол средства на спецшколы для одарённых детей. Если следовать логике такого противопоставления, могу представиться телезрителям в качестве клинического идиота. (Всё это я сумел сказать короче и ёмче в контексте ответа на вопрос, сложно ли мне было добиться моих «фантастических» достижений; я и ответил, что сложно или нет, фантастические они или нет, но их скоро не будет, поскольку уничтожаются коррекционные спецшколы..)
Обновил и разослал по друзьям и на личный сайт книгу стихов «Достоинство в склепе». Директор «Одухотворения» Л.В.Тарасов предложил на базе этой книги попытаться издать «Избранное». Уже идёт конкретная рабочая переписка по этому поводу.
Подборка стихов и «Дактильная сказка» подготовлены к публикации в журнале «Фомальгаут» ЦСА «Одухотворение».
В конце июля – начале августа удалось вернуться к работе над главным сейчас моим трудом – книгой «Водяная Землеройка, или человеческое достоинство наощупь». Писать эту книгу я начал ещё в январе 2004 года, но различные неблагоприятные обстоятельства вынудили меня прерваться, и снова душевные силы для этого труда появились только через три года. Теперь надеюсь, освободившись от отчётов, более глубоко погрузиться в эту книгу, параллельно с составлением поэтического «Избранного».
Существует так же черновик монографии «Этическая мотивация подростка» - по итогам совместно-педагогической работы в детских лагерях.
28 августа – 4 сентября 2007
ПРИЛОЖЕНИЕ
СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ
Человек и новые информационные технологии: завтра начинается сегодня / Составители: Елена Ван Поведская, Агустин Досиль Масейра. – Спб.: Речь, 2007. – 320 с. – А.В.Суворову в этой книге принадлежит часть стилистической и смысловой правки, а так же тексты: Первый раздел, глава 1.2. Изобретения, сделавшие возможной технологическую революцию (в соавторстве с Еленой Ван; стр. 19-27); Заключение (стр. 295-309).
Нравственное саморазвитие в условиях инвалидности. – Стр. 6 – 16 в книге: Технологии интеграции молодых инвалидов в обществе: Материалы Круглого стола 28 июня 2007 г. - М.: АНО ЦСА "Одухотворение", 2007. - 133с..
Осторожно: Прихватизаторы! - Стр. 124 – 131 там же.
Смысл жизни и человеческое достоинство. 25,590 знаков, считая пробелы.
5. Ошибки сопровождения. 23.834 знака с пробелами.
6. Подборка стихов и «Дактильная сказка» подготовлены к публикации в журнале «Фомальгаут» ЦСА «Одухотворение». Этих библиографических данных пока не имею.
Телерепортаж на Первом канале 22 апреля.
8. Участие в прямом эфире программы «Новое времечко» 3 сентября.
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
А.В.Суворов,
действительный член международной
академии информатизации при ООН,
доктор психологических наук,
кавалер Почётной Золотой
медали имени Льва Толстого

2007, ИЮНЬ - ОКТЯБРЬ
Как-то не получалось у меня писать и рассылать ежемесячные неформальные отчёты. Трудно сказать, что мешало, потому что – многое… Но краткие записи для отчётов делал, и теперь просто привожу их в порядок. Кому интересно – узнает, по крайней мере, рабочую хронику этих месяцев.
2 июня – разговор с Зоей Новиковой в Екатерининском парке. Это рядом с Дворцом культуры Вооружённых Сил, где проходило награждение Добрых Волшебников. Зоя мне там помогала как переводчик. А потом мы ждали машину, и Зоя сказала, что официально помогать мне больше не сможет, потому что устроилась работать в какую-то фирму. Чисто дружеских отношений это не должно коснуться.
3 июня. Мой день рождения у заикающихся. (Традиционно с 1995 года: когда в Москве работает группа семейной логопсихотерапии, меня там поздравляют с днём рождения, и под это дело мы ведём душеспасительные беседы. Руководитель группы Наталья Львовна Карпова была в командировке, заменяла её Наталья Владимировна Волкова. Содержание беседы уже не помню.)
5 июня – заседание лаборатории. (Я в первый раз попал на заседание – до этого мешали то мои болезни, то занятость заведующего, Виктора Кирилловича Зарецкого. Удивило, что в штате лаборатории два инвалида с Детским церебральным параличом. И ещё один слабовидящий сотрудник. Даже спросил у Зарецкого, нарочно, что ли, подобрали такую инвалидную команду – всякой твари по паре: два сенсорных инвалида (слабовидящий и слепоглухой, сиречь аз грешный), и два с параличом… Нет, ответил Зарецкий, так получилось, но он очень доволен составом своей лаборатории, считает её творческий потенциал неограниченным. Нам с Ольгой Валерьевной понравилась тёплая, непринуждённая обстановка на заседании.
8 июня – познакомились на улице со старшим дошкольником Русланом. Ольга Валерьевна хорошо расположила его к себе, он стал к нам забегать. Мальчик ещё нетвёрдо знал буквы, но общение наше затрудняло, конечно, не только это – я вообще не знаю, что делать с такими маленькими… Так что в основном с ним дружила Ольга Валерьевна, однако мне было очень приятно его присутствие.
Прислали из Питера авторский экземпляр международной книги о значении в двадцать первом веке информационно-коммуникационных технологий. Международный авторский коллектив, русско-и испаноговорящий, собрала Елена Ван, я в прошлом году сделал частичную редактуру книги, написал философское заключение к ней, из моих попутных размышлений Елена Ван кое-что использовала в одном из разделов… Книга вышла на русском языке в питере, вот я и получил оттуда экземплярчик.
Письма Елены Ван: научно-исследовательская группа по функциональному разнообразию. «Лица с функциональным разнообразием» - новое название для «лиц с ограниченными возможностями здоровья», то бишь инвалидов. Меня в эту международную группу по «функциональному разнообразию» Елена Ван тоже зовёт, я в принципе готов сотрудничать, но ни до чего конкретного пока не дошло. Однако Елена Ван не из тех, которые позволяют затеям уйти в песок. Я ещё впрягусь, никуда не денусь, если только буду жив…
9 июня. Съёмки фильма: Джаваншир Шарафетдинов, Денис и Кирилл. Бригада с Первого канала.
11 июня – компьютерная баня. Это вечером приходил мой старый друг Владимир Викторович Богуславский. Устроил профилактику, старый и новый системный блоки пропылесосил.
12 июня. Михаил Кордонский, мой друг, педагог и публицист из Одессы, попросил разрешения на републикацию моих материалов о Тропе. Немедленно ответил самым горячим согласием, испытывая огромную благодарность за высокую оценку и популяризацию педагогической системы Тропы, подарившей мне моего названного сына - Олежку.
13 июня – храм Христа Спасителя. Мощи евангелиста Луки. Накануне вечером Ольга Валерьевна сказала о своём желании посетить эти мощи, привезённые в Россию впервые на небольшой срок. Сказала, что туда огромные, многочасовые очереди. Я попросился в компанию. Съездили вместе. К счастью, у меня с собой было пенсионное удостоверение инвалида первой группы, и нас пропустили вне очереди. Такая льгота только для первой группы, со второй группой пришлось бы стоять. Ольга Валерьевна осталась очень довольна. Я тоже – и за неё, и за себя: автор третьего Евангелия и Деяний Апостолов в моём духовном мире тоже занимает почётное место. Мне подарили сопровождающие мощи монахи иконку…
17 июня – беседа с заикающимися о совладании с трудностями, агрессивностью (чужой и своей) и грустью-тоской (я предложил наложить запрет на слово «депрессия», как диагностический термин, которым лучше пользоваться только специалисту).
18 июня – Леонид Викторович Тарасов, директор центра социальной анимации «Одухотворение», приглашает на круглый стол «Интеграция молодых инвалидов в общество». Попросил написать статью о нравственном саморазвитии инвалидов.
19 июня – заседание лаборатории. Вечером получил письмо от Наталии Флоренской с просьбой сняться в качестве научного консультанта в фильме об интеграционном образовании инвалидов (дети-инвалиды в обычном, даже не коррекционном, классе общеобразовательной школы). Фильм снимают на средства, полученные в порядке гранта от госкино. Ответил согласием.
22 июня – письмо Натальи из Ташкента. Паническое по случаю возврата в семью одного переростка из Сергиево-Посадского детдома. Ольга Валерьевна тут же созвонилась с директором детдома Галиной Константиновной Епифановой. Та объяснила, что была комиссия из министерства, потребовавшая разгрузить детдом от переростков (этому уже лет тридцать, как я понял). Этот воспитанник, по словам директора, хорошо реабилитирован, и мать напрасно боится его возвращения, он может стать её поддержкой в старости… В общем, я сообщил в Ташкент о звонке директору и его результатах. Одно тут правда: детдом не резиновый. Остальное – про то, что хорошо реабилитирован, может устроиться на работу на специализированном предприятии, - могло бы быть правдой при Советской власти, а как сейчас – кто его знает…
25 июня – заплатил до конца года за стрим, по новому тарифу: лимит скачивания – гигабайт в месяц; скорость – в полтора раза быстрее.
26 июня – лаборатория. Съёмки бригадой Джаваншира лекции на тему об измерении возможностей. (О том, что измерить их можно, ставя перед собой кажущиеся непосильными задачи; в какой-то мере они всегда посильны, если же оказались посильны полностью, значит, мы себя серьёзно недооценили.)
27 июня. Зарецкий накануне попросил меня написать внешнюю рецензию на статью Базарова, незрячего выпускника факультета информационных технологий МГППУ. Прислал по электронной почте все необходимые материалы, я успел прочитать, написал самый благожелательный отзыв, поскольку речь идёт о том, что незрячие программисты – сапожники без сапог: информационное обеспечение незрячих гуманитариев компьютерными средствами уже осуществлено, а для незрячих математиков и программистов, чтобы обеспечить их специальной литературой, соответствующие компьютерные программы всё ещё разрабатываются. В статье и идёт речь об одной такой разработке, сделанной на факультете, который окончил автор. Суть дела изложена словами, вполне понятно и неспециалисту. А значение проблемы для незрячих студентов соответствующих – вычислительных, а не гуманитарных – ВУЗов , - мне было легко понять.
28 июня – круглый стол, на который позвал меня Л.В.Тарасов. Статью «Нравственное саморазвитие в условиях инвалидности» я «рожал» в течение недели и отправил Тарасову 27 июня. А на круглом столе остался только до обеденного перерыва. Ольге Валерьевне там было интересно, она бы пробыла дольше, но мне давно уже просто не по силам высиживать на таких мероприятиях от звонка до звонка. Предпочитаю личные контакты, а не заседать.
29 июня – две Наташи и Валерий. Это бригада фильма госкино. Сценарист – Наталья Флоренская, режиссёр – Наталья Тапкова. Валерий, кажется, директор фильма… Но не уверен, не помню… Они приезжали ко мне домой, мы познакомились, мило пообщались.
С помощью Володи Богуславского 30 июня забрал (и Володя у меня дома подключил) технику (брайлевский ноутбук и старенькую компьютерную приставку) из профилактического ремонта от Виктории Валентиновны Кушковой. Разговор о съёмках в ДПР – в Детской Поющей Республике (палат очный лагерь, в том числе с участием детей-инвалидов, в котором бывает Виктория Валентиновна).
1 июля – звонок Людмилы Карповны Михайловой. Вдовы академика Феликса Трофимовича Михайлова. Трубку сняла Ольга Валерьевна, которую Людмила Карповна поначалу приняла за мою покойную сестру. Людмила Карповна попросила о срочной встрече.
2 июля - Л.К.Михайлова. Мы встретились в этот день вечером. Долго беседовали, вспоминали Феликса Трофимовича, я расспрашивал о судьбе его наследия. Людмила Карповна сказала, чтобы я написал статью в какой-то сборник, на издание которого получен грант, звонили по этому поводу А.А.Воронину, главному редактору журнала «Философские исследования», который впервые опубликовал мою поэму об Ильенкове «Средоточие боли». Воронин обещал мне написать на следующий день контактное письмо, чтобы у меня на новом компьютере появился его адрес, но я так ничего и не получил… И так всё это и заглохло – а ведь предполагалось выйти на активную связь не позже сентября.
3 июля - А.Я.Акшонина и ОТОФОН. Это мы с Ольгой Валерьевной ездили в гости к Алле Яковлевне Акшониной, моей старой учительнице, а от неё – благо, недалеко живущей, - в ОТОФОН донастраивать слуховые аппараты. Меня беспокоила нехватка низких частот, мешающая воспринимать музыку. В ОТОФОНе меня спросили, что мне важнее – музыка или речь? Я решительно выбрал музыку. Восприятие речи невосстановимо, какие бы иллюзии на сей счёт ни питали мои слышащие друзья, а вот за музыку ещё можно побороться.
С Аллой Яковлевной очень хорошо посидели, побеседовали… Она нас с Ольгой валерьевной угостила восхитительным обедом… Надо в школу, где она всё ещё работает со слепоглухими детишками, отдать все оставшиеся у меня брайлевские машинки. Но их надо все просмотреть, проверить состояние, смазать, а то если отвозить в школу металлолом – совсем кисло будет. Мне они уже точно вряд ли понадобятся – я бесповоротно компьютеризован.
6 - 8 июля - статья «Ошибки сопровождения». Эта статья сама себя написала, как сами себя пишут стихи – наболело за всю жизнь.
11 июля - получено командировочное удостоверение в Волгоград.
16 июля - Мы с Олегом получили командировочные. Ездили в ОТОФОН по поводу поломки левого слухового аппарата, - я умудрился поломать 12 июля, пытаясь вытащить батарейку. Нам эта поездка ещё аукнулась в Туапсе… Уж очень Ольге Ивановне понравился Олег, и она его стала заманивать в дефектологию, вместо социальной педагогики, а сынок, как выяснилось в Туапсе, и задумался, не ошибся ли факультетом… Хотя только что с облегчением вырвался из той самой дефектологии – специальной психологии в орловском университете.
19 июля - разослал обновлённый вариант Книги стихов «Достоинство в склепе». С вечера до самого отъезда 20 июля - муторные сборы.
20 июля – по электронной почте запросили моё мнение о суициде и эвтаназии. Ответил, хотя невовремя было – накануне отъезда на вокзал. Знакомство с Александром Сегалом на Курском вокзале. Договаривались по возвращении в Москву продолжить контакты, но пока заглохло.
22 июля – в Туапсе нас встретил на своей машине Нович (Дмитрий Рабинович). Жена - Лена, сыновья - Илья (4 года) и Миша (8 лет). Они тут отдыхают последние дни, сами-то из Питера, приехали на своей машине. Возили нас купаться на Дикий пляж.
23 июля – гуляли с Димой и его семьёй в городском парке, где мальчики в прудике лови ли головастиков. Всех очень интересовало, слышу ли я через слуховые аппараты пение цикад. Я не знал – всяких звуков было много, а который из них цикадный? Зато хорошо слышал голосок Ольги Валерьевны, увлёкшейся беседой с Димой – и «цикадой» для меня поневоле оказалась она. Из парка поехали на Городской пляж, привычный и более для меня удобный ещё с мая 2002 года. Это где Олежка нашёл каменное сердце.
Со мной старенький брайлевский ноутбук. Вернулся к работе над книгой «Водяная Землеройка, или человеческое достоинство на ощупь». Главная моя работа на всю оставшуюся жизнь.
24 июля - приехала Ирина Петровна, мама Олежки. Городской пляж.
25 июля – у меня внезапно заболела поясница.
26 июля - с утра забарахлила загрузка «Лексикона». Пришлось повнимательнее присмотреться к давно стоящему у меня ДОС-навигатору. Оказывается, он между «Лексиконом» и Виндовсом. Даже назначение клавиатуры такое же, как в Виндовсе - там же точка, запятая, вопросительный знак, двоеточие. Поскольку я последние два года больше работал в Виндовсе, мне это уже привычнее. Так что можно попробовать в основном работать в ДОС-навигаторе - он не подвешивает компьютер при загрузке, как Лексикон...
Небольшое обострение грыжи - налицо. Но Олежка делает уколы диклофенака, Ольга Валерьевна мажет поясницу мазью на основе того же диклофенака, я хожу в колючем поясе и побольше лежу на колючем коврике - и, в общем, терпимо.... Отказываться от купания очень не хочется - зачем же ехал?
Спортивный магазин «Ватерлиния». Заказали Олегу новую маску для подводного плавания, ласты и специальную обувь для плавания с ними, в том числе мне – без ласт, только обувь, - потому что не могу ходить по гальке босиком. Пляж.
28 июля - на пляж не ходил. Виктория Валентиновна Кушкова, которой позвонили в Москву, посоветовала инъекции Б12. Олег купил новую маску, ласты и две пары ботинок к ним - для себя и меня.
29 июля - закончил редактуру написанной части «Водяной землеройки». Перенумеровал главы - их оказалось десять. Дописал десятую. Пляж.
30 - 31 июля - писал XI главу «Водяной землеройки». На пляж ездили (на такси) только 30 июля. В этот же день мне купили электрогрелку.
1 августа - отмечаю строчки стихов для продолжения «Водяной землеройки». Книга пишется как неявный комментарий к «Достоинству в склепе»: перечитываю стихи и по темам, в них затрагиваемым, пишу заново прозу. Это чтобы избежать бессодержательного рассуждательства – пустопорожнего наукообразного «теоретизирования» - вокруг да около проблемы человеческого достоинства. Такой макулатуры наверняка много понаписано и без меня. А я изо всех сил стараюсь не отрываться от реалий, потому и использую стихи в качестве «протокола эксперимента».
Ирина Петровна уехала вечером. Зачитался «Ошибками здоровья» В.Л.Леви. Пляж.
2 августа - Начинаем потихоньку готовиться к моему отъезду в Волгоград. Первый день поясница почти не болит. Пляж. Леви: «Когда психиатр психически очень нормален, это людоед, будьте уверены».
3 августа - Прогулка вдвоём с сыном и разговор о его ближайшем студенческом и пока отдалённом профессиональном будущем. Сынок успокоился, а то встревожили слова Ольги Ивановны из «ОТОФОНа» о «непрестижности» профессии социального педагога (мол, где работать?) по сравнению с более востребованной (пока!) дефектологией. Дефектология именно сейчас уничтожается в России; социально неблагополучных детей - беспризорников, малолетних преступников, наркоманов, социальных и физических сирот, - в результате антинародной политики всё больше; поэтому в ближайшие годы профессия социального педагога может оказаться куда более востребованной, чем профессия дефектолога; с дипломом социального педагога можно работать не только непосредственно по специальности, но и, например, журналистом - детским правозащитником, пишущим о проблемах социально неблагополучных детей; ну и вообще, педагогической культурой должен владеть каждый родитель, так что, кем бы мальчик ни работал, ему, как будущему папе, педагогические знания очень пригодятся. Сынок сказал, что после этого разговора ему стало очень хорошо и спокойно.
Сборы в командировку в Волгоград.
4 – 23 августа – командировка (отдельный отчёт).
23 августа – проверил почту за всё время своего отсутствия, и среди прочего обнаружил запрос, целесообразно ли тратиться на образование инвалидов, не лучше ли в особых спецшколах учить «одарённых»? ответил кратко и жёстко в том духе, что противопоставление бессмысленно, потому что среди инвалидов как раз много «одарённых».
Обсуждаем с Екатериной Зотовой проект книги моих избранных стихов.
26 августа – краткий отчёт за командировку. Письмо Рубцову о трудоустройстве Олега и Ольги Валерьевны, о перспективах моей работы.
27 августа – ОВ и Олежка отвезли в МГППУ отчёт за командировку и сдали письмо секретарю Рубцова.
28 августа – начало работы над годовым отчётом. Приём у Рубцова назначен на 11 сентября.
29 августа – юридическая консультация. Брат прячется, из-за чего невозможно продлить полугодовую регистрацию ОВ у меня.
3 сентября – ток-шоу в «Новом времечке». Неожиданно позвонили накануне вечером, и в результате Олежке пришлось начать свою учёбу на новом месте с прогула, - впрочем, он прогулял то, за что отметки в зачётке у него уже поставлены в Орле. На ток-шоу собрали выдающихся инвалидов разных категорий, в том числе там были депутат госдумы Олег Николаевич Смолин (слепой) и директор Института гуманитарных технологий МГППУ, где моя лаборатория, Юрий Николаевич Баусов (колясочник). Я в прямом эфире очень жёстко говорил о том, что если аппетитам прихватизаторов не будет положен предел, систему коррекционного образования уничтожат окончательно, и скоро на такие ток-шоу собирать будет некого.
4 сентября – закончил и разослал годовой отчёт.
5 сентября – попытка установить у меня лексикон под ДОС. Не получается, мои программы его не видят.
6 сентября – Олежка начал учиться.
Я скопировал со старого системника ДОС-навигатор, операционная оболочка работает, но тексты в нечитаемой кодировке. Пришлось пересохранить нужные мне файлы в ДОС-формате, хотя они вроде и так были в нём, но после пересохранения ДОС-навигатор стал их читать.
ОВ исполнилось 33 года. Я подарил ей деньги, чтобы сама купила себе подарок.
7 сентября – БМ прислал свою новую книгу «Подготовка к власти». О том, как получал достойное императора образование Александр Второй.
11 сентября. Приём у Рубцова: Олежка будет лаборантом; ОВ тоже можно трудоустроить, но сначала надо продлить регистрацию. Рубцов предложил прочитать небольшой – на три – четыре пары, - спецкурс для аспирантов. Василюк просит о встрече с первокурсниками факультета психологического консультирования, где он деканом. И вообще я просил побольше лекционной нагрузки на всех факультетах, где возможно. «Совместная педагогика» в маленьких выпусках до 5 ПЛ и другое – я должен представить Рубцову содержательный план серии таких изданий.
У меня возникла идея дать брату «взятку» – тысячу рублей за продление регистрации ОВ, и БМ прислал письмо с такой же идеей и в такую же сумму. Повеселились…
12 сентября – звонок из редакции энциклопедии «Кто есть кто». Обо мне там хотят опубликовать статью.
Паспортный стол: всё сделано, и брат счастлив «гонораром».
Зубной врач и аптеки: покупка и заказ лекарств для поддерживающего лечения. По этим делам ходили с Ольгой Валерьевной.
13 сентября. Встреча и беседа с Александром Сергеевичем Пашковым из «Кто есть кто».
Окончательно сдали в милицию документы для регистрации ОВ.
Покупка заказанных вчера лекарств.
14 сентября. ОВ не хочет оформляться на работу к нам в МГППУ. Олег Сообщает о её внезапном решении уехать в Орёл. Они весь день возятся по хозяйству… Я в интернете: ночью разослал комментарий к повестке дня думских общественных слушаний «Инвалиды: право на жизнь», получил реакцию из Америки, Испании, Одессы. Юля Шадрина предлагает мне сотрудничать в качестве психолога-консультанта в сетевом еженедельнике «Колесо познаний».
15 сентября. Отъезд ОВ.
19 сентября. Сынок просит давать ему список дел. Мне тоже полезно планировать мою работу. В порядке срочности до конца сентября: Редактирование волгоградского дневника; план брошюрок для Рубцова; неформальный отчёт за лето и сентябрь (на деле вышло – за лето и октябрь); начать отбор избранных стихов.
21 сентября. Майданский прислал свою реакцию на семинар по философии Михаила Александровича Лифшица. Я этим воспользовался для возобновления с ним контакта. Отправил ему обновлённый вариант «Достоинства в склепе».
Вечером у нас были гости – Павел Дик и Юля Шадрина. Павел промучился несколько часов, но установил мне доступный текстовый браузер Lynx. Примерно то же самое, что стоит у меня на старом системнике (и тоже от Павла), только там под ДОС, а тут под виндовс. Я ночью уже немного полазил по интернету.
В принципе договорились о моём сотрудничестве на портале mostinfo.ru в качестве психолога-консультанта. На один вопрос о суицидном соблазне я туда уже ответил, и в ходе попыток освоить браузер нашёл свой ответ, размещённый на портале в пункте «Консультации», подпункт «Психолог». Но онлайн-консультации надо ещё освоить, а пока самое доступное – публикации в еженедельнике «Колесо познаний».
23 сентября. Павел Дик прислал команды, которые запускают ещё две версии текстового браузера lynx - Links и elinks. Последний ориентирован на программное обеспечение моего брайлевского дисплея.
24 сентября. Телевизионный канал «Аль-Арабия» просит об интервью. Олежка позвонил по сообщённому в электронном письме телефону, и договорились о съёмках на следующий день.
25 сентября. Олежка оформляется на работу – лаборантом-исследователем в ту же лабораторию, где и я. Осталось пройти какой-то инструктаж по технике безопасности. Купил трудовую книжку.
Аль-Арабия: египтянин Мазен из Каира и оператор Сергей. Подготовился Мазен хорошо: сразу стал расспрашивать про совместную педагогику.
Звонок насчёт спецкурса по совместной педагогике на факультете специальной психологии МГППУ: 3, 5 (по три пары) и 6 (две пары) октября.
26 – 27 сентября: Отвлёкся на присланный Олегом тест из «Введения в соционику»; написал Олегу, где в этом тесте меня точно нет.
У Олежки 27 сентября пять пар – неслыханная для меня нагрузка.
Переписка с Т.А.Басиловой по поводу спецкурса.
28 сентября: Олег поехал оформляться на работу и застрял на Сретенке, в главном здании МГППУ, в ожидании Зарецкого, заведующего лабораторией. Дождался и приехал довольный: Зарецкий мальчику понравился. Я выразил надежду, что мальчик Зарецкому – тоже.
Я продолжил редактирование Волгоградского дневника и, снова включив компьютер, обнаружил, что каким-то образом уничтожил все мои скорбные труды при выключении. Как-то не так сохранить умудрился. Придётся восстанавливаться по черновику, и на этот раз обязательно копировать файл в другой папке. Как ни странно, не расстроился, хотя возился над редактированием две недели…
29 сентября. Восстанавливал беловик волгоградского дневника.
30 сентября. Две Наташи (Наталья Тапкова, режиссёр, и Наталья Флоренская, сценарист) рассказывают у нас в гостях про мальчика-дэцэпэшника Ваню и его эксклюзивное образование. Снять его со мной в ШВЧ?.. Маловат для нас, но решать Никаноровой, президенту Детского ордена милосердия.
3 октября: первый день спецкурса. Опоздание на час из-за пробок. Зачётное задание студентам – проблема становления и уважения человеческого достоинства между инвалидами и здоровыми, как взрослыми, так и детьми.
Вечером Олег помог ОВ съехать от нас. Мы окончательно остались вдвоём. (ОВ из Орла вернулась 26 сентября, двадцать седьмого получила документ о полугодовой регистрации на моей жилплощади, устроилась на работу и сменила фактическое место жительства.)
4 октября. Получил из Московского общества испытателей природы (МОИП) протокол заседания секции естественнонаучного образования 2 октября, об отношении к преподаванию в общеобразовательной школе Закона Божьего. Написал письмо поддержки позиции естествоиспытателей.
5 октября. Второй день спецкурса. Знакомство со студенткой Наташей. Дактильная сказка (показал студентам пальцевый алфавит) и начало разговора об уединённом труде души – то есть об общей логике становления личности.
6 октября. Завершение спецкурса. Знакомство со студенткой Катей Бочаровой. Апперцептивные варианты становления личности. Довольно-таки вялое «зачётное занятие».
7 октября. По случаю годовщины со дня смерти сестры ходили с Олегом в церковь. Поставили две свечи за упокой (маме и сестре) и одну за здравие, заказали сорокоуст и панихиду, купили домой лампадное масло и свечи. Дома Олег весь день возился по хозяйству – оклеивал плёнкой дверь в ванную, что-то красил на балконе…
10 октября. Олежке исполнилось 20 лет.
11 октября. Встреча с Розой Ахтямовой, слепой журналисткой, поэтессой, писательницей, известным в обществе слепых общественным деятелем, в Российской государственной библиотеке слепых.
Олег фотографирует дактильный алфавит цифровым фотоаппаратом.
12 октября. Разослал информацию о фильме «Теория невероятности».
15 октября. Закончил редактирование волгоградского дневника, на этот раз удачно сохранил в двух копиях.
16 октября – заседание лаборатории, впервые с участием Олега.
18 – 19 октября. Вчерне даю интервью в Курск (журнал «Будуар – Здоровье»).
Олег доделывает (ещё два раза снимает заново) и отправляет в «Колесо познаний» цифровые фотографии дактильного алфавита.
23 октября. Олег сканирует и отправляет Маргарите Михайловне Гордон, сотруднице нашей лаборатории, документы, подтверждающие мою высокую профессиональную квалификацию.
24 октября. Сообщения по электронной почте с мобильника Олега на мой компьютер не доходят, поэтому он восстанавливает уже проверенную в 2005 году связь через SMSclub. Теперь наоборот: я получаю, а он нет. (За обратную связь надо было заплатить, и когда Олежка это сделал, всё наладилось.)
25 октября. Оказывается, Маргарита Гордон получила всё, кроме главного – скана моего диплома доктора психологических наук. Олег повторяет сканирование и отправку диплома.
26 октября. Встреча с группой заикающихся (поддерживающий период психотерапии). Чтение моих стихов (особенно поэмы «Свет») идёт хорошо, а последующий разговор – не очень. Потом я поделился этим впечатлением по электронной почте с Н.Л.Карповой. Она успокоила.
27 октября. Встреча с Б.М.Бим-Бадом. Обсуждаем учебную ситуацию Олега. БМ рассказывает Олегу, как надо работать с книгами.
Я утром наконец заканчиваю сокращение для словаря по психологии общения статьи «Этика общения слепоглухого со зрячеслышащим», написанной в соавторстве с В.Т.Ганжиным десять лет назад, и посылаю текст в ПИ РАО, в группу Н.Л.Карповой, которая просила меня об этой работе.
28 октября. Редактирую и посылаю интервью «Я – кентавр», о котором меня попросил курский журнал.
29 октября. Михаил Кордонский из Одессы сообщил, что разместил моё интервью «Я – кентавр» на сайте «Технологии альтруизма». Журнал вряд ли сможет опубликовать его полностью, к тому же оттуда пока ни слуху ни духу. Я поблагодарил Мишу.
30 октября. Последняя в этом году встреча с группой заикающихся. На этот раз я доволен беседой. Основная тема – взаимная адекватность или неадекватность инвалидов и здоровых.
Вернувшись от заикающихся домой, обнаружил электронное письмо от Маргариты Михайловны Гордон с просьбой срочно сообщить о моих публикациях с сентября прошлого года, о конференциях, в которых так или иначе участвовал за этот же период, о моих исследованиях и консультациях, связанных с вопросами образования, особенно инвалидов и молодёжи с особенностями развития. Пришлось отвечать по всем этим пунктам ночью, покудова не скатился с компьютерного кресла (имею в виду жалобы Лизы из «Горя от ума»: «Вчера просилась спать – отказ; / «Ждём друга». Нужен глаз да глаз - / Не спи, покудова не скатишься со стула»). Остался, впрочем, один пункт, о консультациях.
31 октября. Проснулся в семь утра, дописал, а когда уже всё отправил и получил от Маргариты Михайловны благодарное подтверждение, что до неё всё дошло, - вернулся к данному неформальному отчёту, и тут обнаружил информацию о консультациях, которую забыл включить в письмо ММ. Ещё по крайней мере четыре позиции. Ну ладно, там и так много.
Две Наташи сообщили, что съёмки для их фильма состоятся 4 ноября в ШВЧ.
Олег сообщил, что звонила библиотекарь из МГППУ, просила моего согласия на размещение моих книг в создаваемой университетской электронной библиотеке. Олежка, заранее зная мою позицию по всем подобным просьбам, сразу дал согласие от моего имени. Нужно будет подписать какую-то бумагу, Олег подпишет – он имеет на это право, мы оформили на его имя в нотариальной конторе генеральную доверенность.
Обработка текста: 29 октября – 1 ноября 2007
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Пришла очередная рассылка от А.В. Суворова.

А.В.Суворов,
действительный член международной
академии информатизации при ООН,
доктор психологических наук,
кавалер Почётной Золотой
медали имени Льва Толстого

2007, ДЕКАБРЬ

СВЕТОПАД

Дорогие друзья!
С Новым годом - без новых несчастий!
Лишь бы новых несчастий не было, а новое счастье будет, да и старое за новое сойдёт…
Впрочем, похоже, я лично в старом году окончательно оставляю почти все старые несчастья в прошлом. Старое счастье кончилось много лет назад, зато новое счастье, которое в предыдущий праздник только брезжило, теперь – разгорается, и новый год я встречаю на заре, на рассвете нового счастья.
В первом квартале предчувствую проблемы, особенно в январе, - к сожалению, перетаскиваю в новый год свои болезни, да и кое в чём ещё нет уверенности… После марта, по моем~у интуитивному прогнозу, всё вполне безоблачно.
Будем надеяться – и будем посмотреть.

1 декабря.

Вчера весь вечер рассказывал Ирине Петровне, какой у неё замечательный сынок – Олежка. Дело в том, что по пути с награждения домой Олег сообщил мне о досрочном отъезде мамы. Не решаясь напрямую задать ей об этом вопрос, я и рассказывал ей весь вечер о замечательном Олежке. И только сегодня утром, пока мальчик спал после обычного интернет-бдения, спросил почти прямо:
«Пожалуйста, скажите честно, насколько Вам у нас хорошо?»
«Настолько, насколько может быть вне дома».
«Вы скучаете по дому?»
«Да. Много дел».
«Понимаю… Дела, дела… Вечно дела…»
…С утра привёл в порядок и разослал неформальный отчёт за ноябрь, шутливо озаглавленный: «Пантомима с Лужковым». Уже получено много уведомлений о доставке, а так же содержательный отклик от Ирины Сергеевны Маловичко. Её особенно порадовало упоминание о вылитой отравленной водке. «Знаковый момент», - оценила она. Я правильно сделал, что сохранил в отчёте этот момент, хоть многие и будут шокированы.
Потом проснувшийся Олег забил копытцами: скорей-скорей… Ночью он выбрал-таки себе в интернете компьютерный стол, и ему не терпелось умчаться в тот магазин, но сначала надо было купить билеты – и мне в Ижевск и обратно, и маме в Самару. Купили билеты в ближайших кассах – и мальчик умчался, а мы с Ириной Петровной вернулись домой вдвоём. Ирина Петровна уезжает завтра. А я с её помощью по электронной почте отправил данные своих билетов в Ижевск.
Олег компьютерный стол купил, его в тот же вечер привезли. Слава Богу, мы больше никому ничего не должны – всё своё… Обеденный стол можно с благодарностью отдавать соседям.
Завал… В папке «Черновики» много писем, на которые я не успел ответить…

2 декабря.

Стол оказался тем ещё конструктором – привезли в разобранном виде, и Олег полночи его собирал. Ещё и на утро осталась возня. Зато счастлив: это именно то, что ему нужно. Теперь, наконец-то, его рабочее место оборудовано.
Ирина Петровна уехала, Олег её проводил на вокзал. Когда он вернулся, заходил с выборов брат. Мы тоже пошли с Олегом голосовать. Я выбрал тот партийный список, где Смолин, а Олег – тот, где Лужков.
В конце концов, весь этот партийный рассыпняк (одиннадцать партий!) одного происхождения – всё это осколки КПСС. Перед развалом в КПСС числилось 20 миллионов человек, то есть более семи с половиной процента от общей численности населения Советского Союза (двести семьдесят миллионов). Многие вступали просто ради карьерного роста, ни до какого коммунизма дела подавляющему большинству не было, в том числе – может быть, даже особенно - членам Политбюро. Ну и, как искусственное единообразие упразднили, в недрах «коммунистической» партии кто только не обнаружился – весь политический спектр, от ультра до ультра слева направо и справа налево. Все они там были – и Ельцин, и Путин, и Лужков…
Маялся в интернете: пытался найти информацию о выборах. Трудно мне всё-таки там ориентироваться. Только зря устал. Лучше бы ответил на часть писем… Но за вечер и часть ночи немного наверстал – четыре письма отправил.

3 декабря.

Написал четыре письма, в том числе поделился с Борисом Михайловичем потекстовыми реакциями на его статью о педагогическом смысле категории будущего (читал и реагировал).
Ходили с Олегом к эндокринологу. Получили таблетки диабетона до 13 января, направления на анализы, и ещё направили на анализ крови из вены. Завтра с утра. Сватают к терапевту – проверить сердце. По самочувствию, с ним всё в порядке, просто забываю принимать лекарство от давления. При диабете надо это принимать независимо от показаний тонометра. А таскаться с Олегом по врачам во время сессионной горячки не хочется. Во всяком случае, без острой необходимости. Лучше попросить у моего лечащего врача в 55 больнице, Кати Щербаковой, очередной поддерживающий курс инъекций, который Олег смог бы провести дома – он хорошо умеет делать уколы.

4 декабря

Резкое потепление. Мне поэтому, наверное, не спалось – рано встал. Отвечал на письма – обнаружил, что вчерашнее письмо Борису Михайловичу ушло без начала, которое пришлось восстанавливать по памяти, - и продолжал изучать браузер. Ни в links, ни в elinks почему-то не удаётся вводить логин и пароль, и не только в рубрику психологического консультирования «Колеса познаний», но и в родной почтовый ящик на яндексе я войти не смог. В свою почту я прорвался только в исходном браузере – lynx. Надо будет попробовать через него же войти и в рубрику.
Ходили с Олегом в поликлинику, сдали кровь из вены. Можно было пойти и к терапевту, но я, поколебавшись, не захотел: загоняет по кардиограммам, флюорографиям… Тонометр есть дома, Олег всегда может смерить мне давление, и пока ничего чрезвычайного не было – изредка немного повышенное. Просто не лениться пить капотен. А так, по самочувствию, всё нормально, после зимней сессии авось Олег будет посвободнее, тогда и сходим.
Однако атмосферный перепад меня достал – сынок уехал по делам, а я после бессонницы свалился. Только вечером продолжил работу с электронной почтой. Всего отправил пять писем, переслал столько же.
Татьяна Александровна Басилова просит фото, как Лужков меня награждал. Я предложил обратиться с этим к Олегу – он по поводу стеклопакетов общается с сотрудниками департамента социальной защиты, может быть, доберётся и до тех, кто снимал и фотографировал в концертном зале в Лужниках.
Елена Ван обсуждает в своих письмах проблематику, интересную многим. Например, в последнем письме, по поводу дневника последней сессии ШВЧ:
«Меня очень заинтересовала история, связанная с твоим знакомством и взаимодействием с девочкой, вызвавшей твою неприязнь. Не девочка меня заинтересовала, а твоё восприятие её. Как ты её всю увидел насквозь.
«Формируя собственное видение мира, мы всегда оказываемся под влиянием других людей и их видений мира. Ведь все тебе мир описывают с младых ногтей... Мы формируем себя, своё видение мира под влиянием этого и с опорой на что-то твёрдое, как правило, на любовь других людей. Понятно, что когда мне кто-то описывает мир, я доверяю видению человека, особенно если это доверие уже сложившееся. Но в этом случае, даже не желая того, можно оказаться обманутым. Или обманувшимся. А вот в случае с этой девочкой – совсем иное. Ты ни от кого ничего не узнавал, никто на тебя не влиял. Это было твоё собственное восприятие. И вот когда ты описывал в своих заметках ваши встречи, разговоры и твои чувства, я очень явственно всё ощущала. Даже, наверное, лучше, чем если бы я своими глазами всё увидела».
На это я ответил:
««Описывать мир» мне вообще-то в большинстве случаев просто ленятся, а если берутся за это, то очень часто крайне бестактно, причиняя боль невольными напоминаниями о моей инвалидности. Ну и предвзятость описаний тоже приходится учитывать. Поэтому я принципиально опираюсь на личные впечатления от прямого контакта. Всякие отзывы, суждения посторонних от такого прямого контакта чаще всего отстают. И уже наслаиваются на мои личные впечатления, ими корректируются. Тем, кто претендует на безусловное доверие своим суждениям, описаниям, - тем, кто обижается на малейший намёк на критичность, - таким со мной весьма неуютно. Им не нравится моя откровенная исследовательская позиция: принимаю к сведению, ни в коем случае не на веру, и не упущу возможности перепроверить информацию. Вот перепроверка таким претендентам на безусловное доверие и не нравится. Пытаюсь объяснять: ничего обидного, все могут обмануться, а я заинтересован в достоверности информации, поэтому не склонен ничего принимать на веру - только к размышлению. Эти мои объяснения принимаются весьма кисло... А я, уже не раз обжёгшийся на молоке и укушенный змеями, претендующими на безусловное доверие, сразу настораживаюсь и потихоньку-полегоньку отодвигаюсь, готовый, от греха подальше, лучше порвать отношения... Всё же, обжёгшись на молоке, стараюсь не дуть на воду, и, укушенный змеёй, не шарахаться от верёвки. Мне поэтому очень трудно со значительным количеством людей, но своей самостоятельностью в суждениях я никогда поступиться не мог. Не мог предать себя.
«Правда, иногда важнее всякой достоверности - всякой справедливости отзывов - сохранить добрые отношения с очень близким, дорогим человеком. «Открыватели глаз» обычно недооценивают, а то и вовсе не учитывают, фактор близости - а только попробуй развесить уши, и близость может оказаться принесена в жертву «объективной истине», чёрт бы её побрал. Хватишься, а счастья взаимной любви как не бывало... Так что я поборник достоверности на некотором, весьма почтительном, расстоянии от себя. Когда главное - безошибочная ориентировка в ситуации. А как только дело доходит до выбора между «объективностью» и любовью – предпочитаю выбирать любовь. В том числе и к себе самому». (Под собственной «любовью к самому себе» имею в виду прежде всего творчество: творчество вопреки любым обстоятельствам и переживаниям (даже по поводу смерти близких), любому недоброжелательству, любой ревности – при малдейшей физической возможности, а душевная и духовная готовность налицо всегда.)
«Что же касается той девочки из ШВЧ, которую, тебе понравилось, как я насквозь увидел, - там о любви речи не было. Я отшатнулся, сразу поняв, что тут есть от чего защищаться. И не позволил девочке повиснуть на себе. Наплевать, что кто-то обзовёт чёрствым эгоистом, воззовёт к милосердию. Иногда лучше действовать по принципу: _СЕБЕ ДОРОЖЕ_. Кстати, не я один так действовал по отношению к той девочке, а практически все, кто был в ШВЧ. Поборники абстрактного милосердия забывают, что у нас, конечно, школа человечности, но - человечности ВЗАИМНОЙ. Вот об этой взаимности и забывают. А взаимность предполагает, что мы вправе защищаться от агрессивных, да к тому же и откровенно завистливых, субъектов».

7 декабря.

Недомогаю (видимо, из-за погоды). Сегодня с утра сильно болела голова, а так – всю неделю – слабость, вялость. Для работы за компьютером пользуюсь каждым просветом в самочувствии.
Позавчера получил от В.А.Лазуткина, помощника депутата госдумы О.Н.Смолина, текст открытого письма против Жириновского под заголовком «Инвалиду совести не место во власти!». В лице Смолина Жириновский оскорбил всех инвалидов России, заявив по прямому эфиру на каком-то телеканале, что Смолина включили в избирательный список КПРФ с целью давить на избирателей жалостью. Я сразу ответил Владимиру Анатольевичу, что он может поставить мою подпись под открытым письмом.
Позавчера вечером позвонила Нафиса Веретенникова из Ижевска, попросила поменять обратный билет вместо 13 на 17 января. Готова после школы юных журналистов принять меня у себя дома. Хочет организовать мои встречи со студентами УДГУ и кем-то ещё. Я согласился обменять обратный билет. От души надеюсь, что хрупкое равновесие моего организма сохранится и позволит мне эту поездку. Олег сам заговорил о необходимости поддерживающего курса уколов ближе к отъезду. Надо звонить лечащему врачу.
Олежка позавчера прислал с факультета две эсэмэски с вопросами по учёбе – о функциях общения и о социальной безопасности детей и подростков. Проснувшись рано утром вчера, я порылся в своей электронной библиотеке, но учебника со списком функций общения там не оказалось. Или я не там искал. Воспользовался книгой А.А.Бодалёва «Психология общения»: там не перечисляются функции, зато подробно исследуются характеристики общения. А уж функции я из этих характеристик вывел сам, как сумел. И написал Олежке подробное письмо с развёрнутым ответом на его вопрос. Про безопасность написал тоже, в конце, коротко. Мальчик скачал письмо в мобильник (уже уезжал на факультет) и прислал благодарственную эсэмэску, попросив к понедельнику, насколько я понял, более подробно про безопасность…
Вчера наконец закончилась эпопея с зубом – поставили постоянную пломбу. Дырка была маленькая, но, пытаясь убить и удалить нерв, зуб основательно разрушили.
Вчера нас с Олегом подключили к выделенной линии, через беспроводной разветвитель. У Олега всё нормально, а у меня проблема – моя почтовая программа не реагирует на новое соединение. Написал через стрим Владимиру Богуславскому просьбу прийти и помочь настроить почтовик на выделенку.
Вчера пришло письмо от Елены Ван с документами, которые, может быть, заинтересуют российские университеты, и с ними можно будет заключить договоры о проведении мастер-класса или курсов повышения квалификации… Я в затруднрении, кому всё это переслать…
Сегодня приходил представитель фирмы мерить окна для установки стеклопакетов. Первым делом спросил о предоплате, а Олег связал его с представителем департамента социальной защиты. Вроде обо всём договорились, представитель фирмы «нарисовал договор» (по выражению Олега).
Написал сегодня предварительную заявку – заказ брайлевских изданий на будущий год. Срок подачи заявок почти истёк, но по электронной почте ещё успеют получить, а по обычной почте – вдогонку.
Володя Богуславский позвонил и предложил Олегу сесть за мой компьютер – чтобы настроить мою почтовую программу на выделенную линию. Я охотно уступил мальчику место, и вскоре он восторженно мне сообщил, что «всё гениальное просто»: всего-то надо было где-то в настройках моей почтовой программы поставить галочку… Ну и слава Богу. Я перезагрузил компьютер, попробовал – да, выделенка работает теперь и у меня. Олег с моего разрешения снял стрим и прочие лишние провода. Теперь у нас с Олегом общая «интернет-игла».
За три дня я отправил восемь писем и две эсэмэски (Олегу, когда он на факультете).

9 декабря.

Вчера мы с Олегом поменяли обратный билет из Ижевска в Москву – вместо тринадцатого на семнадцатое января. Сегодня я сообщил об этом в Ижевск Ольге Чирковой.
Ездили в гости к Альвину (по детдомовской привычке – для меня Олегу) Валентиновичу Апраушеву. Он издал за свой счёт второй выпуск «Педагогических этюдов», где, по его словам, два рассказа обо мне грешном. Сейчас он с детьми практически не работает, нерегулярно консультирует десятилетнего мальчика-аутиста.
Хорошо, что видимся хоть изредка. Старенький, 25 января ему исполнится 78 лет.. Было бы очень горько, если бы мы не встречались. Я и так, завися от сопровождения, со многими по многу лет не мог видеться – а потом, кровь из носа, вырывался проводить в последний путь… Слава Богу, что с апраушевым хотя бы два – три раза в год встречаемся с живым. И его, и меня эти встречи очень поддерживают.
Олежка – отличный костровой в горах – умилил меня тем, что увлёкся растапливанием апраушевской русской печки с лежанкой. Лежанку эту мне показали, туда залезают по стремянке. На выстывшей кухне мы с Олегом очень замёрзли, вот Олег Валентинович и предложил затопить печку. Для городского жителя по нынешним временам – экзотика.
Домой мы приехали в десять вечера. Я посмотрел в интернете фактическую погоду – и не поверил, что всего-то минус два градуса, практически без ветра. А мы продрогли, как если бы было все двадцать…
Проснулся в четыре утра и сел за работу. Написал в Волгоград и Ижевск, разослал, вставив свою подпись, открытое письмо против Жириновского «ИНВАЛИДУ СОВЕСТИ НЕ МЕСТО ВО ВЛАСТИ!».
Вчера ночью, опять во время бессонницы, рылся в одном из компакт-дисков «Библиотека Мошкова». Искал про социальную безопасность детей и подростков. Ничего такого не нашёл.
Михаил Кордонский откликнулся на открытое письмо недоумённым пожатием плеч: стоит ли достойным людям принимать всерьёз выходки общеизвестного хама и комика? Вчера Апраушев тоже назвал Жириновского «клоуном», но идею открытого письма – протеста против его публичной выходки – горячо одобрил. А Михаилу я ответил так:
«Всё, о чём ты пишешь в связи с открытым письмом, интересно, забавно, авторами письма наверняка учитывается. Я не автор письма, мне просто прислал его помощник Смолина Владимир Лазуткин, со следующим вступлением:
««Дорогой Саша!
«На прошлой неделе Жириновский в прямом эфире ВГТРК заявил, что Смолина специально посылают на теледебаты, чтобы вызвать у избирателей жалость.
«Это бы еще можно было оставить без последствий, если бы речь шла только об отдельной личности, но многие инвалиды, смотревшие или слушавшие дебаты, считают, что Жириновский попытался унизить всех инвалидов.
«В результате появилось следующее открытое письмо. Если ты согласен его подписать, сообщи об этом, пожалуйста. Текст письма ниже".
«Я сообщил о своём согласии, а так же готовности разослать письмо по своей адресной книге. Свою подпись, рассылая текст открытого письма, вставил сам, на соответствующее алфавитное место.
«Может быть, Жириновский как раз и рассчитывает на то, что ему, как шуту гороховому, всё сойдёт.
«Во всяком случае, не присоединиться к протесту я не мог. Цену Жириновскому все знают, но протест - политическая акция, адресованная, конечно же, не Жириновскому. Дурак подставился, его решили поймать за язык - чтобы другим, более серьёзным деятелям яйца прищемить…
«Давид Израилевич Дубровский как философ стоил ничуть не больше, чем Жириновский - как государственный деятель. Но Ильенков не брезговал вступать с ним в полемику, потому что Дубровский выбалтывал в очень наглядной форме то, что другие, похитрее, исповедовали и проповедовали завуалированно. Образцово-показательная порка Дубровского поэтому очень даже имела смысл.
««Откровенно рассуждал, простовато рассуждал епископ Беркли!» , - писал Ленин во вступлении в "Материализм и эмпириокритицизм". А в одном из писем, кажется, Горькому, недоумевавшему, почему Ленин так беспощаден к Богданову и прочим «эмпириокритикам», Ленин объяснял: Богданов излагает махизм очень ясно, что облегчает задачу полемики и опровержения махизма.
«В общем, свекровь кошку бьёт - невестке повестку даёт…
««Дать повестку» практически-политически очень даже стоит.
«Одновременно с твоим письмом я получил и другую реакцию, где «повестка» горячо поддержана - председателем одной из ассоциаций родителей детей-инвалидов.
«Не в Жириновском дело, а в «повестке» всем проводникам политики государственной дискриминации инвалидов».
Пытался найти для Олега через поисковую систему яндекса информацию о социальной безопасности детей и подростков. Нашёл девять ссылок с отрывками из текстов. Написал Олегу письмо, в которое всё это вставил, и прокомментировал. Но отправить письмо фатально не удаётся – какая-то «неопознанная ошибка» мешает. На приём почта работает нормально, а на отправку – никак. Весь вечер мучаемся с Олегом. Он попробовал научить меня отправлять письма прямо с браузера, но ничего не вышло – надо подключить какие-то java-скрипты. А как это сделать, непонятно. До этой неприятности удалось отправить, включая рассылки-пересылки, 12 писем.
Немного встревожился: от Ольги Чирковой из Ижевска пришло удивление, почему мы поменяли билет. Я же ей написал об этом, а она ссылается на телефонный разговор с Олегом. Полное впечатление, что моего письма не получила, или не углядела в почте… И Нафиса ей о своей просьбе отложить мой отъезд из Ижевска ничего не сказала… Я написал Ольге Чирковой просьбу созвониться с Нафисой, но не тут-то было – отправить!
Тьфу!.. Ларчик просто открывался. Я рассылкой открытого письма забил папку «Отправленные», и прочей текущей почтой, вот отправка и перестала работать. Та самая «неопознанная ошибка», на которую сетовала почтовая программа. Стёр пересылки, разогнал нужные письма по архивным папкам, полностью очистив папку «Отправленные» - и отправка заработала. Отправил и письмо Олегу про социальную безопасность, и в Ижевск просьбу позвонить Нафисе.

12 декабря.

Рано утром 10 декабря возникли стихи:

Что же, пора, наверное,
Стряхивать пыль с ушей.
Горе моё безмерное –
Лютый коварный змей,
Что сторожит под лестницей,
И – пережалил всех.
Трупы внизу – поленницей.
Мерзкий змеиный смех:
Кто бы ни корчил гения,
Труп Клеопатры – факт.
Всё-таки жанр – трагедия.
Вот и последний акт…

Я разослал эти стихи по друзьям – и получил много тревожных откликов. «Такие стихи не бывают просто так», - заметила Елена Львовна Гончарова. Это почувствовали и остальные, и спрашивали, что случилось.
Я ответил рассылочным письмом по тем адресам, с которых пришло беспокойство.
«Дорогие друзья!
«Простите, что всполошил своим последним стихотворением.
«Да, есть непосредственный повод, и не один. Один из - приснившийся кошмар, в котором какой-то целеустремлённый гад действительно пережалил всех, кто оказался на тот момент в сновидческом сумраке. Меня в том числе. Кошмары со змеями снятся мне всю жизнь, но до сих пор я успевал проснуться раньше развязки.
«Потом кошмар повторился, с участием уже пяти (примерно) целеустремлённых гадов. (Вообще-то я недавно прочитал по Брайлю две книги о Клеопатре... Тоже могло сказаться.)
«Разумеется, кошмары не просто так, а на общем фоне тягостных размышлений о нарастающем одиночестве: почти вся обращённая ко мне любовь сосредоточена в виртуальном пространстве, а непосредственно отсутствует та самая "антиэкстремальная коалиция", о которой я писал в своих работах последних десяти с лишним лет, - то есть Олега некому подменить, когда у него учебный аврал и пожар (всё-таки дневное отделение, скоро экзамены, да ещё надо досдавать предметы, которых не было в предыдущем ВУЗе). Однако создание этой "коалиции" прямо сейчас - дополнительная нагрузка на того же Олега... Ведь пока заработает механизм прямых контактов, Олег - единственный посредник.
«Прямо сейчас у меня аврал. Пришедший с факультета Олег сообщил, что звонил зав. лабораторией, просил не позднее завтрашнего вечера текст объёмом в печатный лист - 40 тысяч знаков. Так что день и ночь - сутки прочь: крепкий чай и сон в рассрочку.
«Ваш ёжик. 10 декабря 2007.
«PS. Не могу отправить письмо - почта второй вечер не работает на отправку, только на приём сообщений. Олег предложил сделать ящик на другом сервере, я согласился, но пока второго ящика нет... Приходится ждать, пока отправка заработает здесь».
Моя догадка, что всё дело в переполненной папке «Отправленные», не подтвердилась: я за этим теперь следил, папка была пустая, и всё равно отправить рассылочное письмо удалось только после полуночи. Олег посмотрел сообщение сервера об ошибке и удивился: «полная чушь, исчерпан какой-то лимит на отправку. И если так, как ни бейся, письмо не уйдёт, пока не пробьёт двенадцать часов». С этим безобразием я встречался много раз и раньше. Олег объяснил, что так на яндексе и некоторых других серверах борются со спамом. Потому и предложил другой сервер – gmail.com. Там таких ограничений, как он слышал, нет.
На следующий день у нас почта вообще перестала работать – придя с факультета, Олег сказал, что надо платить за выделенку. Сходили, сняли деньги с карточки, заплатили. К вечеру Олег наладил новый ящик – ejik..rass@gmail.com. Сделал так, чтобы поступающая почта сваливалась в папку «Входящие» независимо от того, на какой ящик поступила, а различать ящики надо только при отправке – выбирать, откуда отправлять. По идее Олега, новый ящик для рассылок и писем с большим количеством копий, а яндекс остаётся для остальных писем, не копируемых или с малым числом копий. А приём – автоматически сразу с обоих ящиков, куда бы ни пришёл ответ.
До сегодняшнего утра авралил. Ещё со студенческих лет усвоил, что если спать хочется, насиловать себя нет смысла – всё равно умственная работа невозможна. Лучше поспать часок, а потом вынырнуть из сна и заставить себя встать, поработать на относительно отдохнувшую голову, а как снова начнёшь валиться со стула – снова немного поспать… Это я и имел в виду под «сном в рассрочку».
Надёргал извлечений из «Совместной педагогики», дополнил рассказом об опыте обучения четвёрки слепоглухих студентов. И рано утром сегодня – а надо было вечером вчера – отправил скорбные труды. По нескольким адресам.
Тем временем в папку «Входящие» валились письма, реакцию на которые я откладывал, пока не выполнил задание В.К.Зарецкого. Отослав получившийся текст (не уверен, что именно то, что от меня ждали), начал отвечать на письма.
Юля Шадрина спрашивала, какие отрывки из «Совместной педагогики» опубликовать в сетевом еженедельнике «Колесо познаний». Читатели попросили рассказать о воспитании слепоглухих детей, я ответил, что вообще-то у меня есть об этом готовые тексты, можно взять кое-что из «Совместной педагогики». Вот Юля и просила меня сделать этот экстракт. И прислала комментарий одной студентки с проблемами зрения, первокурсницы МГППУ, на опубликованную в «Колесе познаний» с продолжением мою книжку «Как причёсывать Ёжика». Студентка эта была и на встрече 20 ноября, которая произвела на неё негативное впечатление, книжка – тоже. Критикует меня с позиций, которые я ещё в мои собственные студенческие годы назвал «Ложным героизмом». Она не просто не поняла, а НЕ ЗАХОТЕЛА меня понять, поэтому я решил не отвечать ей. Или ответить косвенно – новыми публикациями, учитывающими её наскок.. Вот хотя бы извлечениями из «Совместной педагогики».
Сегодня двадцать шестая годовщина смерти моего отца. Выпил запрещённого мне врачами кагора – помянул отца. К запретам врачей я отношусь так же, как грузин из одного советского политического анекдота.
Грузин вступает в Партию. Его спрашивают, откажется ли он, ради великого дела Партии, от курения? Да, откажется. А от выпивки? И от выпивки. А от женщин? И от женщин. А ради великого дела Партии жизнь отдаст? «А на что она мне такая? Берите!»
Вот так и с запретами врачей: если их соблюдать уж слишком ретиво, жизнь будет такая, что – берите, кто хотите, а мне даром не нужна.
На самом деле главное – не фанатизм в соблюдении предписаний и запретов, а – по возможности – душевный комфорт. Сейчас я как-то особенно отчётливо это чувствую: стоит испортиться настроению – и сразу начинаются всякие телесные недомогания, а с хорошим настроением выпрямляешься в душе, и можно соблюдать диету не очень строго – не страшно.

14 декабря.

Работаю над извлечениями из «Совместной педагогики» для «Колеса познаний». Про ситуацию слепоглухоты, её социальные последствия для развития-саморазвития детей, про закон совместно-разделённой дозированной деятельности. Книгу пора осовременивать – местами очень хочется её поисправлять.
В.К.Зарецкий поблагодарил за подготовленный по его заданию материал. За оперативность поблагодарил тоже, но несмотря на то, что я всё сделал максимально оперативно, с материалом всё равно опоздал – слишком уж поздно получил задание. Так что это уходит в «задел на будущее». Ну и ладно, можно будет вернуться и поработать над анализом опыта обучения четвёрки более спокойно.
Из Пи РАО просят план на будущий год. И зовут на заседание, где будут обсуждаться две кандидатские диссертации аспиранток Н.Л.Карповой из Самары.
С факультета психологического консультирования прислали электронные версии психотерапевтического журнала. Архив и юбилейный номер в формате pdf. Олег взялся этот формат перевести в другой, доступный для меня.
Олег сегодня ездил в центр Москвы, купил мне новые брайлевские часы, отправил деньги в издательство «Чтение» - предоплата заказанных мною на будущий год брайлевских изданий. Ещё встречался с одним нашим общим другом, но об этой встрече я не знал, и очень нервничал, почему Олега так долго нет. Даже побеспокоил соседку, попросил связаться с Олегом по мобильнику, но только начал диктовать номер, как сынок появился. Он посылал мне эсэмэску, что задержится, однако из трёх посланных им эсэмэсок две пришли только поздно вечером. Что за идиотская связь? Почему так неоперативно? Я весь день сидел за компьютером, время от времени проверяя почту и уже теряя контроль над своими эмоциями, а с ним – способность вникать в текст, над которым работал. Если бы сообщения Олега доходили быстро, я бы не волновался.
На курсах переводчиков и сопровождающих слепоглухих мне говорили в ноябре, что можно подключить к компьютеру мобильный телефон и с помощью особой программы обмениваться эсэмэсками так же, как это происходит между мобильниками напрямую. Я бы купил себе мобильник специально для этого, смог бы посылать эсэмэски не только Олегу, но и кому угодно, и оперативно получать ответ. Вот бы и сделать…
Очень мало бываю на воздухе. Олег занят, устаёт, да и сам вроде приболел… А у меня именно от недостатка воздуха назревает, кажется, простуда.
Надо, чтобы кто-то хоть в чём-то подменял Олега. Если бы получилось подключить мобильник к компьютеру и оперативно обмениваться эсэмэсками с моими друзьями, то я теоретически мог бы договариваться о встречах для решения каких-то текущих проблем. Очень жаль, что Москва такая большая, и до меня долго добираться. А тут, в моём микрорайоне, обратиться не к кому.

15 декабря.

Сегодня с утра занимался записями в декабрьский отчёт и почтой, в том числе отправил в питерское издательство «Чтение» сделанный Олегом скан квитанции почтового перевода – предоплата заказанной на будущий год литературы.
Потом прилёг отдохнуть, а когда проснулся – в доме субботник: Ольга Валерьевна хлопочет. Они с Олегом договорились накануне, но Олег мне ничего не сказал, на что я посетовал – о любых визитёрах лучше предупреждать.
Пока они субботничали, я дочитал и отправил в «Колесо познаний» извлечения из «Совместной педагогики» про социальные последствия слепоглухоты и закон совместно-разделённого дозированного действия. После этого сказал Олегу, что хотел бы выйти на улицу – со среды не был, мозги плавятся. Они с ОВ скоро закончили свой субботник, и мы вышли.
Ходили далеко, даже через лесопарк немного. На прогулке Олег удосужился мне сообщить, что 28 декабря я должен принимать зачёт по совместной педагогике на факультете социальной психологии. Я спросил его, в какой форме лучше провести зачёт.
«Оригинально, - удивился он, - профессор у студента спрашивает…»
«Почему бы и нет?»
«Лучше бы зачёта не было…»
«Ну, это не зависит ни от профессора, ни от студентов. А вот форма зачёта от профессора зависит. Так что я был бы благодарен за подсказку».
Борис Михайлович вчера сообщил, что мой лечащий врач ждёт звонка Олежки попозже вечером, часов в одиннадцать. Он так и позвонил – Екатерина Геннадьевна уже спала. В большинстве случаев Олегу трудно заставить себя позвонить – чего-то комплексует. Но мне нужен поддерживающий курс лечения перед Ижевском. Надо, ничего не поделаешь, дозваниваться…

26 декабря.

Аврал, а потом болезнь.
16 декабря Олег перед выходом со мной на прогулку дозвонился до лечащего врача из 55 больницы, Екатерины Геннадьевны Щербаковой. Сразу купили все назначенные лекарства. С 17 декабря я начал принимать таблетки, а уколы отложили на неделю – может, и зря…
17 декабря соцработница получила мою новую Карточку Москвича.
18 декабря ездили на заседание лаборатории Зарецкого. Отчёты, планы… Родительский всеобуч: тема моей лекции – «Интеграция и её возможные последствия». Где-то в феврале. Индивидуальные планы – исходя из общего плана лаборатории.
До 21 декабря читал авторефераты двух кандидатских диссертаций, которые предстояло обсуждать на заседании группы Натальи Львовны Карповой. Авторефераты двух её аспиранток из Самары.
По просьбе Геннадия Васильевича Лобастова отправил Валентину Ивановичу Толстыху две статьи для книги о творчестве Ильенкова: «Об ильенковском понимании проблемы таланта» и «Чувство истины». Отправил – и ни слуху, ни духу. Дошло – не дошло, принято – не принято… Хотя Лобастов, кроме электронного адреса секретарши Толстыха, прислал номер телефона (видимо, рабочий), просить Олега позвонить по этому номеру не стал: у мальчика сессия, и вообще он стесняется первым звонить незнакомым людям, очень раздражается, нервничает. На мне эти его эмоции тоже отражаются не лучшим образом. Другое дело, когда надо не самому звонить, а отвечать на звонок – уже налажен контакт, и дальше проблем не возникает. Например, с телесъёмками – тележурналисты обычно звонят первыми…
21 декабря утром вымучил план научно-исследовательской работы на 2008 год, для лаборатории Натальи Львовны Карповой. Были с Олегом на обсуждении диссертаций в этой лаборатории. Оба ужасно устали. С этой усталости началась моя болезнь.
В ночь с 21 на 22 декабря я заболел – простыл. Подавить насморк в зародыше оказалось нечем. Лекарства купили, конечно, только днём, ближе к вечеру.
22 декабря привезли окна – стеклопакеты. Те, которыми наградил меня к международному дню инвалидов департамент социальной защиты правительства Москвы. (Об этом в предыдущем отчёте.)
23 декабря установили стеклопакеты. Я всё это время отлёживался.
24 декабря заболела поясница – явное обострение грыж. Подошёл к компьютеру только затем, чтобы разослать сообщение о своей болезни. Олег начал мне делать уколы, которые, видимо, надо было начать неделю назад, не дожидаясь обострения. Но кто знал…
С принятой почтой пришёл материал Екатерины Зотовой обо мне, а так же вопрос из интернет-еженедельника «Колесо познаний» ко мне как психологу-консультанту. Но для выполнения этой работы надо сидеть за компьютером долго, а мне больно. Вот и ограничился рассылкой информации, что заболел. Потом снова на два дня отключился.
Сегодня нашёл в себе силы для этой вот записи, и пришёл ещё один вопрос ко мне как консультанту из «Колеса познаний», а так же сообщение из питера – из издательско-полиграфического объединения ВОС «Чтение» - о замене их электронных адресов. Это издательство выпускает литературу только по Брайлю, я каждый год оформляю предварительную заявку и оплачиваю на год вперёд. Я запаниковал, что моя заявка на будущий год и скан квитанции о предоплате не получены, и срочно отправил эти ранее посланные на старый адрес письма по трём новым адресам – для заказов, в бухгалтерию и системному инженеру, ведающему всем интернетом издательства, Владимиру Николаевичу Киселёву, с которым был связан и раньше.

28 декабря.

Вчера Олежки не было до позднего вечера – сдавал зачёты. Ещё осталось на завтра и (иностранный язык) на после экзаменов. А завтра у него – зачёт по истории формирования социально-педагогической мысли. Я бы с удовольствием почитал что-нибудь об этом – философия олежкиной специальности. Судя по названию, во всяком случае. Иметь бы на эту тему хоть какие-то материалы – я бы мальчика всесторонне проконсультировал, только бы он позволил…
Киселёв успокоил, что моя заявка и квитанция на предоплату и сами деньги – предоплата – уже получены. Там, в общем, не так много – если учесть, что на год вперёд: за периодику и книги 1380 рублей, и ещё тысяча за юбилейный диск с компьютерным набором всех изданий за десять с половиной лет. Часть из них я, конечно, заказывал и получил раньше, но я жадный… Захотел иметь все. Там немало и очень нужных мне словарей, из которых до меня не все дошли. И очень интересующие меня школьные учебники по истории – чем морочат нынешнюю молодёжь? Эти учебники всегда были именно прежде всего способом морочить голову, пудрить мозги, вешать лапшу на юные нежные уши… Более идеологизированного предмета, кажется, не существует. Разве что Закон Божий, если из факультативного станет обязательным…
Поздравил Бориса Михайловича с днём рождения, который сегодня, а я – заранее. Отправил вчера не поздно вечером, и после уколов (которые Олежка делает на ночь) и лежания на колючках уже получил благодарный ответ. Борис Михайлвоич сообщил, что запустил-таки через наших общих знакомых в госдуме механизм трудоустройства моего брата и его жены. Хорошо бы что-нибудь из этого вышло, а то душит тоска… Сам я просить помощи не решился – слишком больно и слишком безнадёжно-пессимистически на это смотрю. Но вдруг, не так всё безнадёжно… Два психических (дебильность) инвалида второй группы желают работать только вместе, предъявляют этому недоброму миру ультиматум - чтобы он их предначертания удовлетворил. С работы в разных местах оба уволились одновременно, в сентябре. С тех пор сидят на шее у мамаши (для брата тёщи) – пенсионерки. И на своих копеечных пенсиях. Тупик. Трудоустройство если и не решит проблему (она вряд ли полностью разрешима), то ослабит её остроту. Мне было бы немного спокойнее.
Сегодня мастер доделывал наши наградные стеклопакеты. А я должен был вечером принимать зачёт по своему спецкурсу на факультете специальной психологии. Ну, удалось разрулиться, везде успели. Дорога, к счастью, лёгкая: до маршрутки рядом – остановка у соседнего дома, высаживает у входа в метро, университет от метро тоже близко. Приехали заранее, мне надо было посоветоваться с Татьяной Александровной Басиловой, как принимать зачёт. Раньше-то принимал по электронной почте. А с Олежкой можно и напрямую. Распечатали вопросы, Олег их нарезал – всё «как у белых людей». Сперва с автоматчиками разобрался, а остальные – пропустившие мои лекции полностью – выбирали, на какие вопросы мне отвечать (вернее, по каким вопросам дискутировать со мной, потому что они все нарочито провокационные, нацеленные на обоснование не моих лекционных тезисов, а антитезисов, которые я в тексте лекций опровергаю – но балбесы-то лекций не слушали и не читали). В общем, весело вышло, большинство ребят отвергало посреднические переводческие услуги Олега, сами дактилировали. Это несколько затянуло процедуру, зато приятно и им, и мне.
Какая-то студентка – из немногих, которые предпочли услуги Олега, - выбрала коварный вопрос о совместимости-несовместимости человечности с ненадёжностью, безответственностью. В тексте-то я настаиваю на несовместимости, а она пыталась доказать, сбитая с толку провокационной формулировкой вопроса, что можно обещать помощь из вежливости, тут же забывая свои обещания, И ПРИ ЭТОМ ОСТАВАТЬСЯ ЧЕЛОВЕЧНЫМ. Когда почувствовала, что несёт дичь, стала спасаться за счёт тезиса о том, что безответственные обещалкины могут раскаяться, исправиться, и вообще им надо «давать шанс» исправиться и загладить вину. Я, конечно, поставил ей зачёт, - оценивается у меня не степень совпадения формулировок студентов с моими, а попытка самостоятельно думать, даже если моя позиция отвергается. Но сказал, что тем, кто меня подвёл, я не решился бы давать «второго шанса». Себе дороже. И поведение их считаю несовместимым с человечностью. Человечнее было бы сразу отказать, а не морочить мне голову. Тем, кто отказывает, я готов предоставить шанс – попросить о помощи снова и снова. Но кто обнадёживает, а потом не помнит о внушённых надежждах – откуда мне взять для них шанс, раз они меня самого лишили шанса если не выжить, то доверять людям? А иногда речь может идти о шансе именно выжить. Тогда тем более, инвалид не выжил, как же он предоставит шанс искупить вину? Ему, не выжившему, уже ничего ни от кого не нужно…
Часть этой аргументации я высказал, а часть проглотил – и жевал мысленно всю обратную дорогу домой. Любимая мозоль, ничего не поделаешь. Девчонка, уже получив зачёт, на прощание сказала, что у нас, мол, разное понимание человечности. Это я тоже потом «жевал», мысленно возражая, что у неё никакого понимания на самом деле нет, а есть расплывчатое розовенькое представление, абстрактное, и чтобы дорасти до понимания, эту розовую абстракцию жизнь должна уточнить, конкретизировать. Но это очень больно, и не каждый подобную конкретизацию выдерживает. Многие ломаются, меняя розовую абстракцию на чёрную, а действительного положения вещей так и не понимая.
Ну, я проглотил «разное понимание» - промолчал, а то конца не было бы дискуссии… А я всё же болен, и мы с Олегом спешили домой. Уж мой-то мальчик знает, что мне лучше сразу отказать, чем ложно что бы то ни было обещать – трудно обидеть меня чем-то сильнее, чем ложным обещанием «из вежливости», дабы отвязаться. Я – за человечную жёсткость. Жёстко, зато ясно, и не увязнешь в мягоньких липученьких соплях. Девчонка сказала, что человечность – это сочувствие, а я так и отрезал: то есть размазывание соплей. (На самом деле я ничего не имею против сочувствия, но сводить человечносать исключительно к нему – возводить сочувствие в ранг сущностного, главного признака человечности, - значит размазывать сопли.)
В любом случае, очень полезный спор. Надо будет на следующем спецкурсе сделать эту тему центральной. А то много таких: понаобещают с три короба, сами напросятся – рассчитывайте на нас, а потом – ах, простите-извините, «ОБСТОЯТЕЛЬСТВА», ДАЙТЕ ЕЩЁ ШАНС! Не из колумбария ли порой предоставлять его?!

29 декабря.

Мне подружка Олега из Белгорода, с которой он познакомился раньше в горах, эколог по профессии, нашла в интернете всю трилогию Сергея Лукьяненко – про «дозоры»: ночной, дневной и сумеречный. Ночной читал в одном из периодических брайлевских изданий, Дневной – нашёл на компакт-диске какой-то сокращённый вариант в соавторстве, а на Сумеречный до сих пор только облизывался… Ужо почитаю – позволили бы мои бесчисленные обязательства и позвоночник…
Я как раз копировал трилогию к себе на жёсткий диск, когда пришёл брат. Подарил мне к Новому Году фаянсовую кружку и деда мороза. Несмотря на адскую боль в пояснице, я с братом сползал в ближайший обувной магазин, купил ему зимние сапоги – у него в день моего отъезда в Ижевск, 10 января, день рождения. Обещал ему, что в поезде выпью за его здоровье сухого вина.
К удивлению, приходил один, без жены. Которая болеет. Ну, с его женой у меня контакта нет, ни дактильно, ни по ладони, так что вдвоём с братом оно и свободней.
С утра до вечера ношу колючие пояса, чтобы снять радикулит. Ещё и поэтому больно ходить. Колючки пристроил к основанию позвоночного столба.
Второй день получаю поздравления с Новым годом. Сегодня пришло от Ирины Сергеевны Маловичко. Эта мудрейшая моя другиня из Волгограда делает самый благоприятный прогноз на мой Новый год, исходя из того, что под одной со мной крышей чужих больше нет: будет много сюрпризов, скорее всего приятных, радостных, а не грустных. Пророчество уже начинает сбываться – вот поеду в Ижевск, есть хорошие перспективы и дальше.
Так как подолгу сидеть за компьютером больно, читаю лёжа брайлевскую периодику. Во втором выпуске «Детского чтения» - детская поэзия Корнея Ивановича Чуковского (оказывается, настоящие ФИО – Николай Васильевич Корнейчуков). Визжу от восторга, дрыгая больными ногами. Какая безудержная игровая стихия! Малышовый смех, топот, беготня, кутерьма…

31 декабря.

С поясницей всё хуже, за компьютером подолгу сидеть не могу. Если так будет продолжаться, придётсвя сдавать билеты в Ижевск и обратно. Надо срочно колоть и мазать что-то обезболивающее, но Олег не может дозвониться до врачей. Праздники…
Сынок купил турник, будет его прилаживать в прихожей. В кои-то веки я смогу висеть дома, не отрывая ноги от пола, чтобы не смастерить новую грыжу.
Нас с Олегом приглашают на лето на байкал – две руководимые одной семьёй организации: Северобайкальская Школа туристско-экологического образования и межрегиональная общественная организация "Большая Байкальская Тропа". Заманчивый новогодний сюрприз. На прямое (адресованное мне самому) пригласительное письмо я ответил, чтобы решали с Олегом. Предупредил, что болен, и назвал часть своих диагнозов. В ответ мне сообщили, что есть курорт, где можнро подлечить радикулит… Олега интересует возможность полазить по северо-байкальским горам. Я тем временем подлечился бы внизу. И хоть немного поплавал бы в Байкале… С детства мечтаю об этом. Так же как о том, чтобы искупаться в Волге. Ну, эта мечта сбылась в августе 2003 года.
Конечно, для меня главное – как и везде – пообщаться с подростками и младшими школьниками. Если школа, то, предполагаю, там именно такой народ. Значит, будет возможность поработать Детской Вешалкой, а лечение - попутно.
Поездом ехать, наверное, не меньше четыроёх суток, но в самолёте мне тяжело – утомляет многочасовое сидение, да и где там ближайший аэропорт… А поезд подвезёт поближе. Мне сейчас важно иметь возможность прилечь.
Вот, размечтался…
Сынок купил мне гель «Деприлиф» - с ментолом и ибупрофеном. Я намазал особенно мешающие места – и ощутил прилив холода и отлив боли. Ненадолго, конечно, но всё же впервые за неделю вздохнул с облегчением.
Позавчера брат забрал искусственную ёлку, украшения и гирлянду. Я сказал Олегу, что с детства одним из главных признаков праздника была для меня иллюминация, в том числе в Новый год – лампочки на ёлке. Если ёлка не горела, Нового года как праздника не было.
Сынок сегодня повесил на моё окно ёлочную гирлянду, да так разместил, что получился настоящий СВЕТОПАД. Спустил лампочки вдоль штор. Светящиеся струйки. Моего гаснущего светоощущения вполне хватает для такого счастья, и на душе сразу стало празднично.
Ещё купили еловые ветки. Три, в том числе одну в мою комнату. Я никак не мог понять, чем это вдруг так сильно запахло… И понял, только узнав про еловый лапник.
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
Очередная рассылка...от Александра Васильевича.
А.В.Суворов,
действительный член международной
академии информатизации при ООН,
доктор психологических наук,
кавалер Почётной Золотой
медали имени Льва Толстого


2008, ЯНВАРЬ
РАБОТА СКВОЗЬ БОЛЬ


3 января. ГЕРОИЗМ – PRO И CONTRA
На «Светопад» бурная реакция – уведомления о доставке, а иногда письма.
1 января Олег начал делать мне обезболивающие инъекции диклофенака. Всё равно больно, еле высидел за компьютером, просматривая почту.
Весь день с перерывами – сидеть за компьютером больно – читал и комментировал статью Екатерины Зотовой обо мне под заголовком, поначалу вызвавшим у меня протест:
«Название интернет-журнала "Бунтарь" и правда хорошее, а вот из заголовка Вашей статьи
«"Подвиг Детской Вешалки"
«слово "подвиг" лучше заменить на какое-нибудь другое. Помните концовку одного из моих стихотворений?
«"Я смертельно устал –
бодриться,
Притворяться –
"героем времени"".
«Меня в герои прочат чуть ли не с детства, уж точно со студенческих лет, а я всю жизнь боРюсь за то, что ни получение инвалидом высшего образования, ни сама жизнь не должны быть "подвигом", не должны требовать чрезвычайных - героических - усилий; лучше бы общество, чем громоздить нас на пьедесталы, озаботилось бы созданием для нас таких условий, при которых ни образование, ни сама жизнь не требовали бы от нас б~ольших усилий, нежели от здоровых. Самое страшное и труднее всего искоренимое проявление дискриминации инвалидов именно то, что самые естественные стремления к нормальной жизни - нормальной учёбе, нормальной работе, - требуют для своей реализации подвига. Чрезвычайные, героические усилия требуются от заведомо ослабленных болезнями членов общества. Ну, не абсурд ли? Это и есть дискриминация в её сущностной, льстящей самолюбию самих инвалидов и потому сдуру ими не отвергаемой, форме. А между тем пока - либо герой, либо прозябание, - до тех пор дискриминация неискоренима».
Это моя давняя позиция. Но хитрая Зотова её учла, и к концу статьи даже меня ухитрилась убедить в правомерности своей трактовки:
«Так в чем же подвиг Александра Суворова? В том, что он, приговоренный судьбой к пожизненной опеке окружающих, к роли вечного «подопытного кролика» в науке, сумел отстоять свободу принятия решений, свободу выбора пути. (Мало ли на свете совершенно здоровых людей, которые безропотно передают ее родным, начальству, властям – кому угодно! – лишь бы не отвечать за последствия выбора.) И не просто смог отстоять, а эффективно ею воспользовался – мог бы ведь «свободно» спиться или попросту свести счеты с жизнью. Результат – налицо: в крайне непростое для всех нас время инвалид 1 группы Александр Васильевич Суворов ухитрился не просто выжить, а развить продуктивную НЕкоммерческую деятельность. Более того, стать нужным десяткам ребятишек. (Поверьте опыту учителя – дети на первом встречном не повиснут!) Это действительно дорогого стоит».
Увы, придётся просить Олега сдавать билеты в Ижевск и обратно. Диклофенак не помогает. Или очень уж медленно… Я написал в Ижевск письмо под заголовком: «Приезжать ли?» Но проклятая болезнь всё однозначнее навязывает отрицательный ответ. Неужели опять загремлю в больницу? В результате той самой «свободы выбора», за реализацию которой хвалит меня Зотова, на этот раз в больнице может возникнуть книжный дефицит. А без книг в больнице при почти нулевых возможностях общения очень плохо… Персонал со времён Советской власти стал на редкость бестолковым, боятся писать по ладони. И ничего не могу с этим поделать, и в прошлом, и в позапрошлом году проблема осталась нерешённой. Спасали только книги. Поэтому, если уж не получается вырваться в Ижевск, то и в больницу не хочется – предпочёл бы отлежаться дома.

5 января. ТУРНИК

Вчера сынок сделал турник. Сразу позвал меня обновить.
Я повис на нём,
Как мешок с добром,
Полный ржавыми,
Скрипучими суставами.
Потом сынок показал, как он сам подтягивается. И велел кланяться турнику всякий раз, как буду проходить под ним на кухню, в санузел и обратно. Разумеется, я так и стал делать – потому что новая игрушка, и потому что боль надоела.
Подтягиваюсь, не отрывая ноги от пола, выгибаюсь как могу, и, на фоне продолжающихся инъекций диклофенака и втираний геля, уже заметно легче. Вчера ещё больше лежал, а сегодня во второй половине дня работоспособность повысилась, за компьютером сидеть почти не больно.
Из Ижевска вчера пришло предложение перенести мой приезд на чуть позже, а сначала привести в порядок спину. Это в ответ на мой запрос, приезжать ли. Сынок сегодня сдал билеты. Узнав вечером, что мне полегче, спросил, не поторопился ли. Я ответил, что нет, за оставшиеся дни моё состояние всё равно не станет стабильным, да и лучше нам всё-таки съездить вдвоём, когда у него не будет сессионного пожара. Я и в Ижевск написал – «оно и к лучшему», - имея в виду возможность приехать нам с Олегом вдвоём. Только предложил апрель, а Олег напомнил, что у него в это время уже начинается весенняя аллергия на цветение, - лучше в марте… Что ж, если состыкуемся с принимающей стороной, можно и в марте.
Отвечаю на вопросы, полученные из «Колеса познаний» в начале болезни. Уставая, костыляю (на опорной трости) к турнику – и благодарно козыряю сынку, подарившему мне работоспособность. Но обезболивание надо пока продолжать. Есть надежда, что обойдёмся без больницы.

18 января. ЮРИДИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ
ЗАЩИТА СЛЕПОГЛУХИХ


Все эти дни болел сквозь работу и работал сквозь болезнь. Немного посидев за компьютером, подолгу отлёживался. Так что ответы на вопросы из «Колеса познаний», начав писать их 4 января, смог отослать в редакцию только в ночь на 7 января. Борис Михайлович меня с этими ответами поздравил, как психолога-консультанта, Юля Шадрина – поблагодарила… Надеюсь, они и в самом деле хоть в чём-то помогут вопрошателям…
Подводил итоги своего сотрудничества с «Колесом познаний» с начала октября. Вплоть по 16 января у меня в еженедельнике – двадцать семь публикаций, и ещё с разрешения Бориса Михайловича там опубликовано десять его статей. Материалы разные – от полу-художественных до весьма сложных теоретических. Еженедельник поистине стал моей трибуной. И у меня ещё много материалов, позволяющих публиковаться столь же интенсивно ещё неопределённо долго. До сих пор мои публикации были эпизодическими, а вот так, публикуясь еженедельно по главе, я смогу наконец сдвинуть с мёртвой точки и свою главную книгу – «Водяную землеройку». Хотя у журнала целевая аудитория – инвалиды по зрению и вокруг (родственники, специалисты), тематика публикаций весьма широкая – на то «Колесо познаний», - и у нас с Борисом Михайловичем, к моему радостному удивлению, берут всё.
17 января получил приглашение на круглый стол по проблемам социальной и юридической защиты слепоглухих. Геннадий Васильевич Лобастов попросил меня принять участие в сборнике по генезису сознания у маленьких детей. Готового про это у меня ничего нет, однако некие «полуфабрикаты» в уже написанном найти можно, довести до ума… Тема же, на которую я хотел бы написать, вызрела давным-давно – о первоначальном формировании образа в совместно-разделённой дозированной деятельности. Сама эта деятельность описана у меня многократно; дополнить ещё одной «сюжетной линией» - формированием образа, - и готово. Помнится, я эту сюжетную линию где-то уже пунктиром намечал, а не найду – напишу заново. Объём весьма резиновый – от половины до полутора листов, то есть от двадцати тысяч до шестидесяти тысяч знаков. Можно хорошо развернуться, не наступая на горло собственной песне.
Круглый стол по социальной и юридической защите слепоглухих состоится 24 января. Официальное приглашение мне прислал руководитель пресс-центра этого круглого стола, Сергей Васильевич Шведов. Я ему ответил, что болен – замучил радикулит, - и лично участвовать в круглом столе не смогу, но готов принять участие заочно, по электронной почте. В списке приглашённых не обнаружил Басилову и Саломатину, предложил включить их туда. Информацию скопировал им обеим.
18 января Шведов прислал вопрос, на который я сразу же развёрнуто ответил – вполне сойдёт за выступление на самом круглом столе… Привожу своё письмо Шведову – в немного сокращённом виде.
«Уважаемый Сергей Васильевич!
«"Во время вручения журналистской премии журналистам газеты "Мир глухих" было заявлено, что слепоглухие люди не имеют своей юридической защиты. Так ли это?"
«Заявление слишком общее, и я бы уточнил, что имеется в виду.
«В нотариальной конторе со мной не хотят иметь дело без профессионального сурдопереводчика. Приходится обращаться за услугами такого профессионала в организацию Всероссийского общества глухих. С одной стороны, это как раз в моих интересах - чтобы заинтересованные лица, родственники, например, не могли меня обмануть. С другой, это всё очень усложняет, процедура получается крайне громоздкой. Да и обидно, что моя подпись не признаётся действительной, за меня должен подписаться сурдопереводчик. Так что нас, вроде, как раз пытаются защитить, но эта защита оборачивается полным бесправием.
«…
«Социальная защита, к сожалению, очень формальная. Мне два раза в неделю приносят кое-какую еду, соцработница ежегодно получает в пенсионном фонде справку о том, что я не отказался от бесплатных лекарств и транспортных льгот... Вот и всё, пожалуй. В остальном выкручивайся, как можешь. Жить один я не могу, однако остаются нерешёнными вопросы сопровождения, перевода. Самостоятельно я не могу заказать сопровождающего и сурдопереводчика. Чтобы заказать переводчика, нужен переводчик - позвонить по телефону. Такой вот заколдованный круг. Очень сложно оформлять пользование социальным такси, мне до сих пор не удалось добраться до этой услуги. …Названный сын - мальчик, встреченный мною во время моих поездок по детским лагерям. Сейчас он студент, живёт со мной, учится на дневном факультете, и при всём желании везде, где я хотел бы появиться, не может меня сопровождать. Я не могу слишком часто отрывать его от учёбы. Когда он задерживается на факультете, впадаю в панику: а вдруг с ним что-то случилось, и я даже не смогу об этом узнать - не с кем узнавать. И как я без него?.. Свет клином сошёлся. То, что я доктор наук и всё такое, вроде бы моё личное дело - после окончания МГУ выкручиваюсь благодаря помощи друзей, пока могла, помогала до самой своей смерти мама... …А государство так и не может решить великую проблему, чтобы я мог спокойно работать, имел достаточную для этого ОФИЦИАЛЬНУЮ помощь...
«Компьютерный комплекс мне предоставили, могу работать дома, это великое дело, но - чтобы читать лекции, я должен отрывать от слушания лекций своего названного сына-студента. Быт - весь на нём, толку от центра социальной помощи мало. Друзья - особенно после 91 года сами выживают, ни свободного времени, ни свободных сил на альтруизм. И вот, с одной стороны, по электронной почте получаю подтверждение своей востребованности, самим своим существованием поддерживаю тех, кто обо мне знает. А с другой стороны, фатально не могу попасть в клуб общения слепоглухих - не с кем. Раньше в этом клубе собирались по субботам, было проще, а сейчас в будни, и именно в те дни, когда мой мальчик особенно занят в университете.
«Страшно лечь в больницу. Санитарки, медсёстры - упорно не хотят писать у меня по ладони. Принесут еду в палату - и не говорят об этом, потом я нахожу её совсем холодной. В восьмидесятые годы я свободно общался с другими больными, с медперсоналом, сейчас никак не получается, одно спасение - книги, но так как делать больше нечего, их надо часто менять. И вот я предпочитаю перемогаться со своим радикулитом дома, благо названный сын умеет делать уколы. Всё-таки не совсем без лечения. А в больницу - в пустоту - не хочу.
«В восьмидесятые годы я чувствовал себя защищённее - социум был добрее, и друзья регулярно до меня добирались, и с соседями по дому был контакт... И прохожим легче было объяснить, кто я такой и что мне нужно... Ну и моложе был, здоровье получше, хоть немного видел перед собой дорогу, тростью подстраховывался, а сейчас не вижу, вся надежда на трость, если окажусь на улице один.
«Конечно, благодаря компьютеру и мобильному телефону сына не всё так беспросветно, сын наладил эсэмэсную связь между его мобильником и моим компьютером, шлёт успокаивающие сообщения, если его долго нет. По электронной почте я связан со многими людьми, могу отправлять свои работы, нет необходимости, как раньше, отпечатывать их на зрячей машинке и куда-то отвозить. За компьютер великое спасибо обществу слепых и правительству Москвы, на чьи деньги ВОС меня облагодетельствовало. Вот и наградили в прошлом году в связи с международным днём инвалидов - сынок догадался подсказать - стеклопакетами, теперь в квартире в кои-то веки нет сквозняков. И всё-таки - страх будущего, страх за сына и за себя, бытовая беспомощность... Если бы ЖИВОЕ общение было более активным и регулярным, как раньше...
«Я один из самых успешных слепоглухих, и тем не менее чувствую себя вот так неуверенно... А каково другим?
«Вот и судите, как обстоят дела с юридической и социальной защищённостью.
«С уважением, Александр Суворов. 18 января 2008.»

22 января. СЮРПРИЗ

19 января Олег выводил меня на улицу возле дома. Даже с костылём передвигаться мне очень тяжело. Купили тапочки побольше, чтобы налезали на толстый шерстяной носок. Теперь я тёплые носки не снимаю круглые сутки.
Главное, в тот же вечер я сделал то, что надо было сделать ещё полтора года назад – при покупке специально заказанного жёсткого матраца. Я убрал из-под него кроватные подушки, а сам матрац положил прямо на те три щита, на которых подушки держались. В итоге получилось хоть и низкое, но очень твёрдое, плоское, ровное ложе – как если бы я решил спать на полу. А пока под матрацем были подушки, он прогибался, что, видимо, и спровоцировало обострение междисковых позвоночных грыж ещё прошлой зимой. До покупки матраца у меня почти тридцать лет на кровати лежал деревянный щит, и особых проблем с позвоночником и поясницей не возникало.
Как только я наконец решился расстаться с кроватными подушками, которые Олег сегодня выбросил – хранить негде и незачем, - как дела мои пошли на поправку, боли в пояснице стали убывать, за компьютером я высиживаю без особых мучений всё больше, работоспособность почти восстановилась. Уколы мы продолжаем. Но пришлось осознать новую напасть: что-то творится с левой ногой. Я думал, что это обострение грыж в неё отдаёт – крайне неприятные пульсирующие ощущения, как бы сильнейшая, на грани боли, внутренняя щекотка. Пока работаю и вообще чем-то активно занят, не обращаю внимания, но стоит лечь – никак не пристрою ногу, мешает. А тут кстати в брайлевском альманахе «Культура и здоровье» прочёл статью о варикозном расширении вен, где вычитал рекомендацию, при начале болезни, бинтовать больную ногу эластичным бинтом. Попробовал – действительно стало легче. 20 января мы с Олегом позвонили моему лечащему врачу, я рассказал о симптомах, и Екатерина Геннадьевна посоветовала сходить на приём к поликлиничному хирургу, выяснить природу беспокойства – венозная или «корешковая» (та хроническая напасть, что мучает меня всю жизнь). Олег записал меня на 25 января, раньше записи не было. Ждём приговора… На фоне диабета и жуткой гиподинамии варикоз более чем вероятен, к сожалению.
Катя посоветовала бинтовать не только область «щекотки», между коленом и голеностопом, а всю ногу, оставляя колено свободным. Вынужден носить бинт почти не снимая. Стоит снять – и сразу плохо…
Хотя боли в пояснице резко уменьшились, ходить очень тяжело. А тут ещё сегодня, как собрались на улицу (расхаживаться-то надо, сквозь любую боль), я попал костылём в щель между лифтом и полом, и костыль «разулся» - под лифт провалился резиновый наконечник. Пришлось вернуться за опорной тростью, хотя с ней ещё тяжелее. Костыли, что были в аптеке, Олег посчитал хрупкими для моего центнера, после прогулки сразу убежал на поиски наконечников, ничего не нашёл. Выручила нас моя старая опорная трость, с которой я ходил ещё в горы. На неё Олег недавно поставил совершенно новый резиновый наконечник (у меня лежал), я предложил попробовать переставить его на костыль – получилось, мальчик ещё и приклеил его. Проблему пока решили.
Вечером 19 февраля пришёл по электронной почте сюрприз – дочь профессора Льва Константиновича Науменко, философа, близко знавшего Ильенкова, прислала мне его статью… вокруг обучения слепоглухих вообще и, в частности, нашей четвёрки в МГУ. «Расширяющаяся вселенная души» - так называется статья. Я два дня её читал и комментировал, сегодня комментарий «причесал» и послал автору. С Борисом Михайловичем тоже поделился. Он высоко оценил комментарий и предложил превратить его в статью для «Колеса познаний». Интересная мысль. Убрать привязку к определённому поводу для написания, добавить кое-что ради отчётливости изложения… Основа уже написана, «довести до ума» вроде будет несложно.
У меня попросили разрешение размножить и раздать участникам круглого стола моё письмо о социальной и юридической защите слепоглухих. Я, разумеется, разрешил, пояснив, что с самого начала предполагал этим письмом заменить своё непосредственное выступление на круглом столе. Попросил раздать по возможности заранее, чтобы дискуссия была более острой и предметной.
Вчера с утра пораньше я сообщил Виктору Кирилловичу Зарецкому, что из-за болезни не смогу приехать на заседание лаборатории сегодня. Он ответил, что заседание всё равно пришлось отложить – аврал с прошлогодними отчётами и планами на этот год. Уж эта отчётно-плановая повинность…
Геннадий Васильевич Лобастов дозвонился до Валентина Ивановича Толстыха. Который готовит сборник статей о творчестве Ильенкова. Я туда посылал две статьи в конце декабря – и ни ответа, ни привета. Оказывается, мои статьи объединили в одну под новым заголовком, и Геннадий Васильевич попросил переслать получившийся сплав мне. Жду…
20 февраля будет традиционный семинар, приуроченный к дню рождения Ильенкова, по диалектике идеального. Не знаю, позволит ли мне здоровье, а Олегу – его учебная нагрузка, принять участие в семинаре лично. Но заочному – статьёй – участию, надеюсь, ничто не помешает. Хочу написать, в рамках диалектики идеального, о формировании образа в совместно-разделённой деятельности. Мысль о такой статье шевелится у меня давным-давно, руки не доходили, а теперь дойдут.

28 января. «ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МАТРЁШКА»

Все эти дни превращал комментарий к статье Л.К.Науменко в мою собственную статью, которую озаглавил «Теоретическая матрёшка: разрозненные детали тифлосурдопедагогического конструктора». Привязку к тексту Льва Константиновича полностью снял, свой текст сильно расширил. Надо отдохнуть от этого текста, перечитать на свежую голову, убрать сгоряча допущенные неаккуратности, и отсылать…
Заголовок для всей статьи у меня возник, когда я написал следующий отрывок:
«Философское значение совместно-разделённой предметной деятельности необъятно. Это закон всякого возможного образования, понимаемого, согласно академику Борису Михайловичу Бим-Баду, как триединство обучения, воспитания и развития. Мало того. Это - настаивает академик Феликс Трофимович Михайлов, - закон всякого возможного человеческого взаимодействия, разделения труда. Мало и этого. Сергей Леонидович Рубинштейн в работе "Человек и мир" гениально поясняет, что реальность и действительность - вовсе не одно и то же; действительность - это то, что обязано своим происхождением человеческим действиям, человеческой предметной деятельности, а реальность - во всяком случае, объективная реальность - это то, что существует вне и независимо от нас. Без нашего участия. А вот действительность возникает только при нашем непосредственном участии, никак иначе.
«Вот какая теоретическая матрёшка получается, стоит заговорить о необъятном философском значении совместно-разделённой предметной деятельности...»
Лидия Ивановна Грушина предложила надомную консультацию у хорошо знакомого ей врача, хирурга по первому образованию, а ныне – специалиста по спинным проблемам. У него медицинский центр, где он практикует частным образом, но по весьма умеренным расценкам (приём в центре – 600 рублей, консультация на дому – 800). На дому он навещает по четвергам. Я с благодарностью принял предложение. Жду четверга – 31 января.
Олег записал меня к поликлиничному хирургу на 29 января, сам не помнил, а я недопонял, и мы явились двадцать пятого. Ну всё равно, мне ещё опять был нужен стоматолог – заныл всё тот же многострадальный зуб, что и в ноябре. Одна врачиха предложила его удалить, но хирург засомневался в целесообразности столь радикального решения, направил меня к тому же врачу, которая лечила и осенью. Они так и не поняли, какая именно дырка меня беспокоит, и её не заделали… Поставили какую-то контрольную пломбу, 5 февраля снова надо будет к ним явиться.
В квартире иногда обхожусь без опорной трости, но на улице боли, которых дома почти нет, быстро нарастают, всю ногу тянет… Ходить очень тяжело, через несколько минут уже сильно устаю. Всё же надеюсь, что это не вены, а отдаёт от поясницы… Ладно, скоро наконец доберусь до врачей, не буду сам себя диагностировать.

31 января. ТАМАРА ИВАНОВНА КУЗНЕЦОВА ДОЗВОНИЛАСЬ

29 января поликлиничным хирургом подтверждено: варикозное расширение вен на левой ноге. Назначено - детралекс внутрь и лиотон наружно два раза в день в течение двух месяцев два раза в год. Бинтование эластичным бинтом одобрено. В тот же день я приступил к этому курсу.
Перед самым выходом в поликлинику звонила Тамара Ивановна Кузнецова, мой давний друг из Екатеринбурга. Когда мы встречались активно и сотрудничали, она была председателем Свердловской областной организации ВОГ. Поскольку Олега часто не бывает дома, дозвониться до меня по телефону сложно, и я попросил Тамару Ивановну о связи по электронной почте. Вернувшись из поликлиники, я уже получил от неё контактное письмо – с адреса её сына.
Она затевает в Екатеринбурге при доме культуры ВОГ музей, в котором хочет экспонировать и подаренные мною публикации. Просила моего разрешения. Я сказал, что материалы ведь подарены, они – её, может с ними делать что угодно. В письме просит «свежую» фотографию. Олег обещал послать.
30 января Павел Геннадьевич Былевский возил нас с Олегом на Донское кладбище – скоро (4 февраля) одиннадцатая годовщина смерти мамы. Заплатили за занятые урнами мамы и сестры ниши, поставили свечи за упокой как в колумбарии, так и в главном соборе Донского монастыря, где саркофаг патриарха Тихона. Оплатили поминание обеих моих покойниц в течение года.
К сожалению, был жуткий гололёд, и когда шли от машины на кладбище, у меня заскользил костыль, я шлёпнулся и ушиб копчик. И так хватает болей, теперь ещё это… Опять не могу подолгу сидеть за компьютером. А работы очень много.
Когда с кладбища вернулись, до нас дозвонился академик Валентин Иванович Толстых, один из ведущих советских эстетиков, друг Ильенкова и Михайлова. Я в конце декабря для готовящегося сборника статей о творчестве Ильенкова послал на электронный адрес секретарши Толстыха две свои статьи: «Об Ильенковском понимании проблемы таланта» и «Чувство истины». Валентин Иванович сообщил, что они объединены под общим заголовком «Талант и духовность как проблема», он их несколько сократил, но не изменил ни одного слова. Пообещал прислать мне получившийся текст на сверку. Я и получил его сегодня, сразу начал читать. Да, сократили бережно, только во второй части – «Духовность» - немного запутались между собой несколько строк, я их распутал по изначальному тексту.
Сегодня Татьяна Сергеевна, соцработница, приходила последний раз. Сынок по моей просьбе купил ей в подарок заварной чайник и конфеты. Не брала, с трудом уговорил взять на память. Насколько знаю, соцработницам запрещено принимать подарки от подопечных, но хоть на прощание, хоть какой пустячок за четырнадцать с половиной лет, что она ко мне ходила… Спросил, какое-такое заявление написал Олег в понедельник. Оказывается, о том, что он со мной живёт постоянно и осуществляет уход. На основании этого заявления меня и открепили от центра социальной помощи. Ну, помощь эта была главным образом продуктами, которые Олег и так покупает.
В общем, расстались мы с Татьяной Сергеевной сердечно…
Лидия Ивановна звонила сегодня, что врач не придёт. Перенесли его визит, видимо, на следующий четверг… Только бы с олежкиным учебным расписанием это состыковалось…
Лучше спросить дорогу,чем заблудиться!
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
А.В.Суворов
ОБ ИЛЬЕНКОВСКОМ ПОНИМАНИИ
ПРОБЛЕМЫ ТАЛАНТА


Объяснение всему они и не станут искать ни в особой божественной благодати, ни в особой милости матери-природы. Все они скажут, что им просто "повезло". Посчастливилось попасть к людям, сумевшим привить им любовь (т.е. неодолимую потребность) к труду, к знаниям, к общению с другими людьми, к культуре высшего класса. К людям, которые сумели воспитать их так, что они испытывают удовлетворение от самой добротно сделанной работы, от самого процесса труда, от самого процесса овладения знаниями. А не от тех наград и поощрений, которые за это могут воспоследовать. Вот и вся тайна.
Э.В.Ильенков.
"Откуда берётся Ум?"

Пожалуй, у Э.В.Ильенкова нет такой работы, где бы так или иначе не обсуждались проблемы творчества - научного, художественного, этического. Формулируя каламбурно, можно сказать, что творчество - одна из центральных проблем творчества Э.В.Ильенкова. Говорю "одна из" только потому, что в прежних своих работах об Э.В.Ильенкове я называл "центральной" проблему всестороннего развития личности. На самом деле невозможно решить, чт'о у него "центральнее" - личность или творчество. "Танцует" ли он, как от пресловутой "печки"", от проблем становления личности - к проблемам творчества, или наоборот? Да и не столь уж это важно. Личность - это же субъект творчества, тот, кто способен творить; а способность творить - важнейшая характеристика полноценной человеческой индивидуальности, личности.

Общепризнано, что способность к творчеству предполагает наличие таланта. Если таланта нет - ничего путного не "сотворишь", как ни бейся. Поэтому обычно подразумевается, что талант, собственно, и есть - именно способность к тому или иному творчеству. Против этих наиболее общих утверждений, насколько знаю, никто не возражает.

О том же, что такое "гениальность" в отличие от "талантливости", и особенно о происхождении "талантливости" и "гениальности", спорят яростно, непримиримо и безнадёжно, то есть без надежды в чём-либо убедить оппонента. Можно лишь более/менее чётко определить свою собственную позицию по этим вопросам, декларировать и сколь угодно детально, аргументированно обосновать её. Заставить же оппонента признать свою правоту - нечего и надеяться. Каждый так и останется при своём.

Наиболее распространённый взгляд на соотношение "талантливости" ("одарённости") и "гениальности" формулирует, например, Д.Л.Андреев: "Гениальность есть высшая степень художественной одарённости". ("Роза Мира", книга X, глава 1.) К этой банальной фразе позиция Д.Л.Андреева, разумеется, не сводится. Но мне здесь важна не оригинальность его позиции, а именно её банальная основа, очень многими признаваемая в качестве бесспорной, само собой разумеющейся, никакому сомнению не подлежащей: понимание "гениальности" как высшей, предельной степени "талантливости". И не только в области художественного творчества, конечно. Далее Д.Л.Андреев перечисляет "...гениальность научную, гениальность государственную, гениальность художественную, гениальность... религиозности" и даже "гениальность тиранствования". (Там же, кн. XI, глава 3). Главное, в чём бы "гениальность" ни проявлялась, она "есть высшая степень одарённости". Иными словами, та же талантливость, только в "высшей степени" своих проявлений.

Это настолько распространённое понимание "гениальности", что его можно считать господствующим. Иное понимание, сформулированное мимоходом, в полемическом контексте, я встретил только у Э.В.Ильенкова:
"Термин "гений", которым так часто и неосторожно оперирует Д.И.Дубровский, требует некоторого пояснения.

"Гений" - это не индивидуальная характеристика человека, каковой является "талант", а скорее определение, так сказать, удельного веса данного индивида в данной социальной среде. Потому-то в ранг "гениев" много раз возводились лица, превосходившие всех других своей грубостью, прямолинейностью, жестокостью и примитивностью психики, а вовсе не подлинной мудростью, человечностью и добротой. Какова"среда", таков и её "гений". Так что "гениев" мы оставим в покое и будем говорить о "талантах". (Э.В.Ильенков. "Психика и мозг (ответ Д.И.Дубровскому)". "Вопросы философии", 1968, #11.)
Позиция Э.В.Ильенкова куда продуманнее и чётче "господствующей". Она опирается на чёткое различение "гениальности" и "талантливости", позволяяя признать "гениальность" главных убийц в истории человечества, спокойно отказывая им в какой бы то ни было "талантливости", - и не ломая голову над тем, как они, при всей своей людоедской "гениальности", умудрялись быть весьма примитивными существами.

Что же касается происхождения талантливости, то наиболее распространено - господствует - понимание таланта как "дара". "Дар Природы" или "Дар Божий" - вот самые распространённые варианты ответа на вопрос, что же такое талант. Д.Л.Андреев объединяет оба варианта: "...Талант и даже гениальность - это такие общечеловеческие способности, которые в данной личности достигли высшей степени развития, чем в других, благодаря особенностям ее психофизической структуры; особенности же эти телеологически обусловлены формирующей работой тех или иных Провиденциальных сил..." ("Роза Мира", Книга X, глава 1.)

Мне опять важна лишь банальная основа позиции Д.Л.Андреева - понимание таланта как "дара", неважно, физиологического, или божественного, или даже дьявольского происхождения. Главное, что это - "дар", вручаемый нам ещё до нашего рождения. От самой личности зависит разве что использование либо неиспользование этого "дара". Если же до рождения, а то и до зачатия, тебя "даром" обделили, - ничего не поделаешь. Прозябай так...

Проблема происхождения таланта и вообще личности - поле нескончаемой, яростной полемики между диаметрально противоположными, антагонистически несовместимыми позициями. В заключительном абзаце "Психики и мозга" Э.В.Ильенков характеризует эти позиции так:

"...Лучше... предоставить читателю самому решать, какая из двух теоретически исключающих друг друга позиций ему больше по душе, в какой из них можно надеяться найти опору для работы по созданию условий расцвета личности и, главное, какая из них опирается на действительные факты науки, а какая - на "язык науки", какая - на факты, могущие при нужде быть проверенными (т.е. в принципе воспроизводимыми в аналогичных условиях эксперимента, чего наука, безусловно, требует), а какая - на "смутные намёки", на "ускользающие пока ещё от прямого анализа", т.е. на никем и никогда не наблюдавшиеся, выдуманные "отношения", на догадки о генетических особенностях мозга давно скончавшихся музыкантов и философов да на убийственные аргументы вроде того, что из нас с вами нового Моцарта или Платона сделать нельзя, как строго нас ни наказывай..."

В этом-то всё и дело, что нам больше ПО ДУШЕ: демагогическая апологетика status quo, избавляющая от необходимости, за явной "бесполезностью", какой-либо работы по созданию условий для возникновения и реализации таланта у всех людей с медицински здоровым мозгом - или признание этого status quo ненормальным, так или иначе подлежащим изменению, исправлению, поскольку "даром" таланта обделено большинство людей. Вторая позиция предполагает снятие ответственности за несправедливое распределение "дара" таланта как с Господа Бога, так и с Матушки Природы. В таком случае, кто же за эту несправедливость ответствен?

Конечно, есть разница, взваливается ли ответственность за редкость "дара" таланта на Природу или Бога. Но и в том, и в другом случае суть одна - апологетическая. Редкость "дара" оправдывается. Так уж, мол, устроено свыше. И от нас тут ничего не зависит. "Из нас с вами нового Моцарта или Платона сделать нельзя, как строго нас ни наказывай..."

Но если ответственность за редкость "дара" таланта взваливается на Природу и/или Бога, то с кого эта ответственность снимается? Очевидно, с нас самих. С общества, членами которого все мы так или иначе являемся. И, таким образом, вопрос сводится к следующему: что нам с вами больше "_ПО ДУШЕ_" - САМИМ за себя со всеми своими талантами (и со всей своей бесталанностью) отвечать, или искать козла отпущения наших грехов, сваливая ответственность за то, какие мы, на кого угодно, на что угодно? Хоть на Природу, хоть на Бога, хоть на Дьявола, хоть на космические сверхцивилизации - какая разница? Лишь бы не самим за себя отвечать.

Либо бесконечные поиски козла отпущения наших социальных грехов - либо признание этих грехов, и, как следствие, та или иная конкретная работа по их искуплению, изживанию, устранению.

Наш ли это грех - редкость "дара" таланта, - или чей бы то ни было ещё?
Вот вокруг чего на самом деле спор. Вот почему такая антиномичная поляризация позиций. Надо ли что-то менять нам самим, и как - или пусть всё остаётся как есть, поскольку так уж оно устроено от Природы, от Бога или ещё от каких "высших инстанций"?

И если мы предпочитаем апологетическую позицию, нам демагогии никак не избежать. Ничего не остаётся, как опираться на мифы вместо фактов. Например, на миф об "одинаковости" социальной среды. На выворачивание наизнанку терминологии, на сваливание всего в одну кучу. На то, чтобы Внешнее называть внутренним, а внутреннее - внешним. На благополучное спутывание человеческих способностей - и задатков, предпосылок этих способностей. На то, чтобы телегу (орган) ставить впереди лошади (функции).

Это, кстати, тоже важнейший пункт поляризации позиций: то ли функция создаёт себе орган, то ли орган продуцирует функцию? Что первично - орган или его функция?

Вульгарный ("популярный", как иронически поясняет Э.В.Ильенков в "Диалектике идеального") материализм признаёт первичность органа (его анатомо-физиологического "устройства") и вторичность функции. Это самая примитивная, но весьма распространённая и агрессивная позиция, с которой Э.В.Ильенков вынужден был полемизировать постоянно, во всех своих основных работах. С ней полемизируют и сколько-нибудь философски грамотные естествоиспытатели, и мистики, и теологи, используя практически ту же самую аргументацию, что и Э.В.Ильенков, но воображая - и убеждая читателя, - будто опровергают философский материализм вообще, а не только вульгарный.
С точки зрения мистически ориентированных и откровенно религиозных мыслителей, по крайней мере некоторых из них, орган - как и всё остальное - Творение Божье. И они вполне могут признать и приоритет функции. Сам Бог может быть понят как функция творчества в чистом виде, создающая, формирующая, творящая себе грандиозный орган в виде Вселенной. Бог - это необходимость творения, или, как говорят браманисты, всемирный закон причинности (Брама). Вселенная - это результат проявления Мировой Первопричины, её грандиозное следствие.

Ведя определённый образ жизни, мы можем перестроить, пересоздать свой организм. То ли по возможности оздоровить его, то ли отяготить новыми и новыми болезнями. Функция создаёт себе орган. А извращённая функция создаёт патологию органа. Правда, называется функция у мистиков и теологов "духом" - то ли добрым, то ли злым... (Святитель Лука в работе "Дух, душа и тело" вообще отождествляет Дух с энергией - самой элементарной, из которой возникают все остальные виды энергии, а затем вся масса Вселенной.)
А.В.Мень постулирует приоритет Воли Божией, с которой мы, наделённые Свободой Воли, можем согласовывать или не согласовывать свою личную волю. Отсюда и понятие греха: А.В.Мень определяет грех как противопоставление своей воли - Божьей. Мы живём в мире, через который проходит линия вечного фронта борьбы добра со злом, Бога с Противобогом (дьяволом). Мы вынуждены выбирать, на чьей мы стороне. Выбрав - сознательно или бессознательно - сторону дьявола, мы совершаем грех.

Таким образом, А.В.Мень возлагает на самих людей ответственность и за их греховность, и за их праведность. Ведь люди свободны в выборе, включаться ли в процесс Божьего Творения, которое вовсе не закончено, продолжается непрерывно, - становиться ли участниками Божьего Творчества, - или вместе с Сатаной противиться ему. Предоставляя Свободу Воли, Бог тем самым никого ни к чему заранее не предназначил, и за свою судьбу люди должны отвечать сами. На Бога перекладывать эту ответственность нечего. Сравните это с тем, что говорится ниже (в данной статье) о снятии с Матушки-Природы (с генов) ответственности за социально обусловленные ненормальности человеческой жизни. Точь-в-точь та же логика.

Интересно интерпретирует А.В.Мень и воздаяние за грехи. Никакого "Небесного Трибунала", подобного людским судам, не существует. Воздаяние за грех мы получаем как совершенно естественное и неизбежное следствие наших, противных Воле Божией, действий. Действие равно противодействию, и наши грехи бьют по нам же самим точно так же, как слюна, выплюнутая нами против сильного ветра, оказывается на наших же собственных физиономиях, а камни, подброшенные вертикально вверх, падают на наши же собственные головы. И обижаться за это на Бога нелепо. За что боролись, на то и напоролись...

Словом, А.В.Мень выступает таким же адвокатом Бога, как Э.В.Ильенков - адвокатом Природы, и оба предъявляют и к людям, и к их нелепой "социальной среде" весьма сходные обвинения и требования.

Признание социальной обусловленности всего человеческого в человеке, всех человеческих "функций" человеческого "тела" - это, в сущности, лишь последновательное развитие более общей позиции, признающей первичность функции и вторичность органа в живой природе вообще. Признающей, например, тот факт, что необходимость дышать атмосферным воздухом сформировала лёгкие; необходимость передвигаться по суше превратила плавники в лапы; необходимость вновь вернуться с суши в море трансформировала лапы в ласты, и так далее. Точно так же необходимость жить среди людей, вступать в общественные отношения, сформировала мозг и всю остальную нашу "телесную организацию" как орган специфически человеческих функций - специфически человеческой психики.

Функция - это необходимость действовать тем или иным совершенно определённым образом. Реализация этой необходимости, то есть само действие, без определённым образом устроенного органа, разумеется, невозможна. Но в том-то и дело, что сама настоятельная необходимость действовать так или иначе предъявляет совершенно определённые, весьма жёсткие, требования к устройству органа и тем самым формирует его. Необходимость прямохождения предъявляет к человеческим ногам иные требования, нежели отсутствие такой необходимости - к задним конечностям четвероногих существ, - и формирует именно человеческие ноги.

Не случайно, полемизируя с вульгарным материализмом, который пытается "понять" мышление из морфологии мозга (а не эту морфологию - из необходимости мыслить), Э.В.Ильенков и не находит более наглядного сравнения, чем именно с ногами и ходьбой.

"Исследование тех материальных (пространственно-определённых) механизмов, - пишет Э.В.Ильенков, - с помощью которых осуществляется мышление внутри человеческого тела, то есть анатомо-физиологическое изучение мозга, разумеется, интереснейший научный вопрос, но и самый полный ответ на него не имеет никакого отношения к ответу на прямо поставленный вопрос: "что такое мышление?" Ибо тут спрашивают совсем о другом. Спрашивают не о том, как устроены ноги, способные ходить, а о том, что такое ходьба. Что такое мышление как действие, хотя и неотделимое от материальных механизмов, с помощью коих оно осуществляется, но вовсе не тождественное самим этим механизмам? В одном случае спрашивают об устройстве органа, а в другом - о той функции, которую он выполняет. Разумеется, "устройство" должно быть таково, чтобы оно могло осуществлять соответствующую функцию: ноги устроены так, чтобы могли ходить, но не так, чтобы они могли мыслить. Однако самое полное описание структуры органа, то есть описание его в бездействующем состоянии, не имеет никакого права выдавать себя за хотя бы приблизительное описание той функции, которую он выполняет, за описание того реального дела, которое он делает". (Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М., Политиздат, 1984. стр. 37.)

Те или иные функции, ТРЕБУЮЩИЕ того или иного устройства органов, обусловлены, в свою очередь, необходимостью как-то выжить, как-то существовать в той или иной среде. Разумеется, одновременно идёт и обратный процесс - самим фактом своего существования, своей жизнедеятельностью, организмы не могут не менять "среду". Человек же может менять её и для себя, и для всей планеты вполне сознательно, целенаправленно. Следовательно, может сам отвечать за свои функции, равно как и их органы. Отвечать за своё духовное, душевное и физическое здоровье. Следовательно, человек и должен, ОБЯЗАН брать на себя эту ответственность. Ответственность за то, насколько разумны или безумны отдельные члены общества. Ответственность за устройство, в том числе политическое и экономическое, "социальной среды", за систему образования и воспитания, за чистоту воды и воздуха, наконец. Он может САМ за всё это НЕСТИ ответственность - а стало быть, НЕ ВПРАВЕ от неё увиливать, сваливать её на какие бы то ни было "высшие силы". Иначе нечего претендовать на какую бы то ни было "разумность", гордо именуя себя на учёной латыни Homo Sapiens'ом - "человеком разумным". ЗВАНИЕ "разумного существа" надо заработать, а иначе получается вульгарное самозванство. Заработать же это звание можно только одним путём - очеловечивая свою среду и себя вместе с ней. Беря на себя стопроцентную ответственность за все несовершенства "социума" - и работая, так или иначе, над устранением этих несовершенств. Работая над этим в политике, экономике, экологии, медицине, педагогике, психологии и так далее - каждый на своём месте, каждый в своей области специфически человеческой деятельности.

Именно так и ставит вопрос Э.В.Ильенков, возражая Д.И.Дубровскому в замечательной, незаслуженно забытой, статье "Психика и мозг". Позволю себе длинную выписку, - всё равно лучше Эвальда Васильевича об этом не скажешь...
"Только на этой почве - на почве культуры - и расцветает подлинная оригинальность, подлинная, т.е. специфически человеческая, индивидуальность, которая и называется на языке науки личностью. И плохо дело личности, если единственной гарантией её сохранения будет биологически врождённая особенность. При современном уровне техники значение этой особенности легко сводится к нулю. И пусть себе наслаждается этот нуль приятным сознанием неповторимости своих дезоксирибонуклеиновых субстанций. Никому это сознание не мешает. А помешает - и его можно будет усыпить с помощью фармакологии. А иной гарантии Д.И.Дубровский и не обещает. Иначе почему бы он спрашивал сторонников определяющей роли среды, думая уязвить их этим вопросом: "Непонятно только, почему примерно одна и та же среда порождает такое поразительное разнообразие личностей, диаметрально противоположные характеры и склонности, несовместимые психологические свойства" (цит. ст., стр. 134). А по-моему, совершенно понятно, почему это ему "непонятно". По той простой причине, что тут свалено в кучу всё: и те причуды вкуса, которые действительно связаны с тончайшими различиями индивидуальной биохимии (один наслаждается вкусом маслин и запахом резеды, а другого от них тошнит), и такие несовместимые психологические свойства, как, скажем, гений и злодейство, такие диаметрально противоположные характеры, как Моцарт и Сальери.

"Среда - безразлично, какая именно, - мыслится при этом как некий тождественный себе штамп, который, дай ему волю, будет впечатывать в каждый мозг один и тот же образ, а люди с их мозгами - как биологически пассивный материал её однообразно штемпеляющей активности. И только благодаря некондиционности биологического материала отпечатки эти получаются разные, в чём Д.И.Дубровский и видит спасение от кошмара абсолютного тождества. Разумеется, если "среду" и "людей" понимать так, то аргумент Д.И.Дубровского и в самом деле может показаться убийственным. А что, если среда есть нечто конкретно-историческое, тогда как? Что, если она, хотя и "примерно одна и та же", представляет собою "единство во многообразии", т.е. многообразно расчленяется внутри себя на разные - и даже противоположные - сферы и моменты? Про это важное обстоятельство Д.И.Дубровский, кажется, начисто забыл. Так же, как и про то, что люди не "пассивные объекты воздействий" этой мистически однообразной "среды", а прежде всего активно действующие в рамках предложенных им культурно-исторических обстоятельств индивиды, и что предлагаемые им средой обстоятельства всего лишь "примерно одни и те же", а в рамках этого "примерно" очень и очень различны и даже противоположны.
"Будем логичными. Если про среду сказали, что она "примерно одна и та же", то и про людей надо сказать, что они "примерно одни и те же". Тогда это будет верно. А если про людей говорится, что они разные, то надо быть справедливыми и по отношению к среде. А то в среде видят сплошное "одно и то же", а в людях - только различия. А потом непонятно, какая тут может быть "корреляция".

"Так очень многое станет "непонятным" - не только различия людей, но и тот факт, как эти люди, несмотря на их очевидные различия, всё-таки объединяются в один и тот же класс, в одну и ту же семью. Причём буквально, а не "примерно" одну и ту же... Из биологических различий удастся с грехом пополам понять разве что только семью. Да и то не до конца, и далеко не в главных её "параметрах".

"Не надо сваливать ответственность за социально обусловленные различия на ни в чём не повинную природу. Ни в психических различиях, ни в психическом тождестве людей она ни капельки не виновата. У психических явлений совсем иная "субстанция", чем у мозга, - человеческий труд, коллективная деятельность людей, преобразующая природу, в том числе и природу органического тела самого человека. Природа, создав мозг кроманьонца, сделала всё, что могла, и сделала хорошо: создала чудесный орган, способный ко всему именно потому, что заранее, анатомически он не способен ни к чему, кроме одного - уникальной способности усваивать любые способы работы. А уж какое именно употребление мы из этого чудесного дара природы сделаем - это зависит от нас, и только от нас самих, от высоты развития нашей культуры. Вот и будем лучше заботиться о том, чтобы эта культура (и музыкальная, и философская, и врачебная, и всякая иная) была по возможности богаче и выше".
Вообще-то Эвальд Васильевич чётко различает термины "способности" и "задатки". Никакие специфически человеческие способности анатомо-физиологически нам не "даны". Они "заданы" культурой, в которой "опредмечены", "воплощены". И в процессе овладения культурой, в заботах о том, чтобы какая бы то ни было наша культура "становилась богаче и выше", способности впервые ВОЗНИКАЮТ, СТАНОВЯТСЯ, ФОРМИРУЮТСЯ, а не просто "развиваются" якобы уже существующие в момент рождения и даже до него.
Это верно даже по отношению к способности ходить. Новорождённый ходить не умеет - он только может научиться ходить, только обладает возможностью обрести способность ходить, овладеть этой способностью.

Если даже ходьбе надо научиться, то тем более надо научиться мышлению, воображению, нравственности! Если даже способность ходить изначально формируется требованиями жизни в обществе и нашими личными усилиями этим требованиям соответствовать, то тем более изначально формируются указанными требованиями и усилиями способности к мышлению, воображению, нравственности!
Способность - это актуальное, уже наличествующее, умение, а не потенция, не возможность уметь. И когда говорят, что ребёнок "способный", "талантливый" или не очень, речь на самом деле должна идти не о том, будто он уже обладает какими-то "врождёнными способностями", а о том, насколько успешно ребёнок учится именно сейчас, о том, насколько успешно он формирует свои способности, овладевая той или иной культурой.

Даже задатки - анатомо-физиологические особенности организма, благоприятные для осуществления той или иной способности, анатомо-физиологические ПРЕДПОСЫЛКИ к её формированию, - тоже могут быть обусловлены социально.
Э.В.Ильенков пишет:

"...Относительно связи... микроструктурных различий с различиями "задатков" (а не "способностей", с коими их путать ни в коем случае нельзя!) мы с Д.И.Дубровским, как и вся мировая наука, не можем высказать абсолютно ничего сколько-нибудь достоверно установленного. Тут мы обеими ногами стоим на зыбкой почве чистых гипотез, допущений и даже гаданий. А на этой почве нам очень не хотелось бы затевать публичный спор.

"Ведь ясно, что можно тысячу лет дискутировать о том, в какой мере наличие того или иного задатка обусловлено генетически-врождёнными особенностями микроструктур головного мозга (а так же некоторых других органов, например, уха и голосовых связок и т.д.), а в какой - индивидуально-неповторимыми переплетениями макро-и микрообстоятельств, оказавших формирующее воздействие на этот мозг в первые годы, месяцы и даже недели его жизни (т.е. как раз тогда, когда этот мозг и получает специфически человеческое оформление тех самых нейродинамических стереотипов, которые будут ответственны за высшие, "специально-человеческие", регистры психики возникающей личности), и не прийти ни к чему". ("Психика и мозг".)
Апологеты наличного социального хаоса как раз и заинтересованы в том, чтобы длить и длить эту дискуссию, оставляя хаос как есть, не пытаясь его хоть в малой степени гармонизировать.

Если же от бесплодных дискуссий переходить к практической работе по гармонизации социального хаоса, по обогащению и повышению культуры каждого человека, то приходится пересмотреть с позиций определяющей роли социальной среды соотношение между внутренними и внешними факторами, обуславливающими возникновение тех или иных человеческих способностей. И тогда окажется, что к "внешним" условиям этого процесса придётся отнести устройство организма со всеми его индивидуально-неповторимыми микроструктурными особенностями. А "внутренним" условием возникновения каких бы то ни было человеческих способностей придётся признать прежде всего личные усилия каждого человеческого существа по овладению тем или иным пластом наличной общечеловеческой культуры. Личные усилия по самоформированию, саморазвитию, самотворчеству, самосозиданию. Творчество, направленное на вступление в бесконечно разнообразные отношения с обществом, человечеством и через него - со всем остальным космосом, со всей остальной Вселенной.

Вот такое творчество и есть - ВНУТРЕННЕЕ условие возникновения каких бы то ни было человеческих способностей, тем более - талантов. И личности в целом. Все остальные условия - внешние. Внутреннее условие - собственная активность возникающей (как и высокоразвитой) личности. Внешние - и та "среда", в которой приходится активничать, на вызовы которой этой активностью приходится отвечать; и то "тело", которое только благодаря этой активности превращается в орган личности вплоть до того, что воспринимается как сама эта личность.

Бескомпромиссно ответственная, антиапологетическая позиция Э.В.Ильенкова по вопросу о становлении личности со всеми её задатками, способностями и талантами опирается на диалектику идеального. Эта диалектика исследована Э.В.Ильенковым в соответствующей работе, которая так и называется - "Диалектика идеального". Излагать её сколько-нибудь подробно здесь невозможно, однако общий вывод можно сформулировать так: идеальное - это очеловеченное материальное, то есть преобразованное в соответствии с человеческими целями, идеями.

(Не могу удержаться от ассоциации. Телеологическая дефиниция получается очень близкой: идеальное - это материальное, созидаемое и преобразуемое Богом в соответствии с его целями, идеями... Интересно, будут ли против такой дефиниции возражать теологи и близкие к ним мыслители? За такие ассоциации меня могут и не поблагодарить, но таких параллелей много, и они, разумеется, не случайны. Может быть, именно из-за наличия таких параллелей глубоко религиозные философы, с которыми мне приходилось беседовать, ценят Э.В.Ильенкова как "скрыто духовного". Сам Эвальд Васильевич в "Диалектической логике" замечает, что между умным материалистом и умным идеалистом общего куда больше, чем между умным материалистом и материалистом вульгарным. Он это говорит, сопоставляя позиции Гегеля и Маркса.)
Такому преобразованию - очеловечиванию - в процессе вступления в ансамбль всех общественных отношений подлежит и наше тело, унаследованное нами от папы с мамой и более далёких предков. Именно такое преобразование происходит, когда ребёнок учится чему бы то ни было - ходить, пользоваться ложкой, говорить, читать, писать... Не говорю уж о мышлении, воображении, нравственности... И личность, как стопроцентно идеальное "образование" - это очеловеченное тело. То есть тело, умеющее, способное действовать, жить по-человечески. Культурно.

Определение личности как очеловеченного тела - это просто одна из возможных конкретизаций определения идеального как очеловеченного материального. Такое определение личности подразумевается и самим Э.В.Ильенковым в следующих строках работы "Что же такое личность?":

"Плюшкин и Гобсек - уродливые порождения мира частной собственности. Потому-то о них (вернее, личностях подобного типа) можно читать даже в газетах, а не только в сочинениях Гоголя и Бальзака, где они были не просто описаны, но и проанализированы как типичные (тем самым необходимые) фигуры "ансамбля" индивидов, связанных между собой отношениями частной собственности, товарно-денежными отношениями. Гоголь и Бальзак разгадали и раскрыли миру секрет рождения и развития личности этого типа. "Человеческая комедия" и "Мёртвые души" показали, что в Гобсеке и Плюшкине нет ровно ничего загадочного и мистического. Их психология была художественно точно объяснена именно потому, что это объяснение производилось как тщательный анализ тех фактических отношений между индивидами, того "ансамбля" их взаимоотношений, которые с необходимостью рождают и стимулируют личность совершенно определённого типа, формируя даже внешний облик, даже "сухопарые, как у оленя, ноги", на которых ростовщик весь день бегает по Парижу". ("Что же такое личность? - в кн,: Э.В.Ильенков. Философия и культура. М., Политиздат, 1991.)

Так что же такое талант, если не "дар" каких-то внешних по отношению к людям "высших сил"?

Это просто способность к тому или иному творчеству, реализуемая на уровне мастерства. Талантлив - тот, кто сумел стать мастером в своём деле. Кто сумел стать, например, одним из хороших и разных поэтов, хороших и разных музыкантов, педагогов, родителей... пекарей, слесарей, токарей... агрономов, зоотехников... спортсменов... и так далее. Я дразнил студентов, спрашивая, бывают ли "талантливые ноги". Я имел в виду спортсменов-бегунов, танцоров... Талантлив, конечно, сам человек, достигший высот мастерства то ли в беге, то ли в танце. Он при этом и свои ноги сделал "талантливыми" - способными обеспечить решение тех задач, которые стоят перед мастером. И не только ноги, конечно. Всё тело.

Талантливым, то есть мастером своего дела, надо стать.
Рождаемся же мы с орудием овладения тем или иным мастерством - нашим телом. В самом по себе этом "орудии" никакое мастерство изначально не заложено. По мере овладения мастерством меняется и "орудие" - специализируется в соответствии с теми задачами, которые приходится по преимуществу решать, в соответствии с тем мастерством, которым человек овладел и преимущественно занимается.

Коль скоро имеет место какая-то "специализация", уменьшается и количество "степеней свободы", и в каких-то направлениях трансформировать "орудие" уже не удастся. Имеет значение, конечно, и состояние здоровья - особенно, насколько наш мозг медицински нормален, а если болен, то каков характер патологии. Но и при хронических болезнях, при инвалидности, можно превратить своё тело в орган, орудие реализации того или иного мастерства. И именно на уровне мастерства - таланта.

"...С точки зрения "специфически человеческих функций", пишет Э.В.Ильенков, - нервные системы различных типов совершенно равноценны. Проигрывая сангвинику в быстроте, флегматик компенсирует её основательностью, избавляющей его от необходимости исправлять допущенные в спешке оплошности, и т.д., так что итог в общем и целом получается у обоих один и тот же. Каждый тип обладает и своими "плюсами", и своими - неотделимыми от них - "минусами", и эти "плюсы" и "минусы" взаимно погашаются, нейтрализуются. Поэтому-то здоровый мозг любого типа в состоянии усваивать любую специфически человеческую способность, и "способных" людей жизнь в любом деле формирует из индивидов всех типов нервной системы. В этом отношении "особенности церебральной архитектоники" - а уж генетические и подавно - столь же безразличны (нейтральны), как и индивидуальные вариации внутри "особенностей" этой архитектоники. В скобках заметим, что речь тут может идти только о новорождённых, ибо "врождённые" особенности мозга можно наблюдать только тут. Уже через месяцы они будут замещены или, во всяком случае, "искажены" благоприобретёнными настолько, что вы не сможете отличить одни от других никакими, сколь угодно совершенными, методами. Визуально, под микроскопом, они будут одинаково выглядеть как "индивидуально-неповторимые вариации" в пределах одной и той же нормы. И если эти вариации за пределы сей нормы выходить не будут, то любой разумный врач-нейрофизиолог скажет вам, что не видит повода для своего вмешательства. Скажет, что его дело - лечить заболевший мозг, а не лезть своим скальпелем в нормальный. Нормальный и сам разовьётся, были бы соответственными все остальные, вне мозга находящиеся, условия". ("Психика и мозг".)

Кроме медицинской, бывает и социальная норма и патология. И понятия таланта и мастерства с этим связаны напрямую. Поэтому не всё равно, что за "мастерство". У понятия таланта, кроме чисто профессионального, есть ещё и этический смысл. Мы признаём талантливость только у мастеров, чьё мастерство имеет в обществе, новомодно выражаясь, "положительный рейтинг". Иными словами, служит (или, во всяком случае, должно служить) социальной норме, а не социальной патологии. Если "мастерство" с "отрицательным рейтингом", если общество вынуждено от такого "мастерства" искать эффективную защиту, то понятие таланта к представителям такого "мастерства" предпочитают не применять. Как-то не звучит - "талантливый вор", "талантливый грабитель", "талантливый бандит", "талантливый убийца", "талантливый палач"... Да и понятие мастерства в этих случаях тоже не стоит применять. Ловкость рук, коварство, вероломство, дьявольская хитрость, дьявольская жестокость, тупость робота...

Как мы читали у Э.В.Ильенкова выше, различая талантливость и гениальность, талант - это понятие, связанное с "подлинной мудростью, человечностью и добротой". С подлинной социальной нормой, к которой все мы стремимся, которой столь многим из нас не хватает. И мастерство тоже связано с реализацией этой социальной нормы. Если же такой связи нет, понятия таланта и мастерства получают иронический смысл - или вообще неуместны.
Я знаю, что тут мне сразу укажут на тех физиков, которые создали атомную бомбу против Гитлера - разве они были бездарны? Укажут на тех высококвалифицированных рабочих, мастеров своего дела, что заняты на производстве оружия. Сам Эвальд Васильевич был артиллерийским офицером, участвовал в штурме Берлина...

А разве социальная норма, понимаемая как "подлинная мудрость, человечность и доброта", когда-нибудь была реализована в масштабах всего общества? Разве не приходилось, сплошь и рядом, отдавать свой талант, своё мастерство не столько на реализацию социальной нормы, сколько на её защиту, - уж в какой мере она вообще на сегодня реализована?.. Но в любом случае, думается, понятия таланта и мастерства связаны с положительными ценностями общества. Хотя само это общество никогда нельзя было признать устроенным нормально, то есть мудро и человечно. Но так или иначе, в конкретных отношениях между людьми, идеал социальной нормы во всех обществах всегда реализовался - между отдельными людьми, в семье, если не на уровне социума в целом. Всегда были и есть люди, реализующие нормальные - мудрые и человечные - отношения между собой. Уж насколько позволяет далеко не нормальная "социальная среда". И эти люди когда-нибудь распространят реализуемую ими социальную норму на весь социум. Или этот социум обречён на самоуничтожение.

Именно с ненормальностью наличного социума связана иррациональность проблемы происхождения личности со всеми её талантами. Именно с существованием - и господством! - социальной патологии и её защитников связан тот, отмеченный мною в самом начале данной статьи, факт, что никакие рациональные доводы в споре о происхождении личности никого не убеждают, все участники спора остаются при своём. Ибо Логика, рациональные доводы в этом споре только обосновывают то или иное решение проблемы, подразумеваемое с обеих сторон заранее. Апологетическое - или противоположное, нацеленное на реализацию социальной нормы в масштабах как общества, так и личного образа жизни. Реализацию как политическими и экономическими, так и психолого-педагогическими средствами.

Иррациональность проблемы происхождения личности со всеми её талантами коренится и на индивидуально-психологическом уровне. Одни хотят меняться, а другие - нет. Одни хотят быть талантливыми, быть мастерами своего дела. У других же "лень вперёд родилась", и байкой о "дарах свыше" они просто эту свою лень, инертность - оправдывают. Вот и попробуй убедить не желающих меняться, работать над собой, что на самом деле пусть не всё, да зависит и от них. Они просто не хотят в этом убеждаться. И с энергией, достойной лучшего применений, ищут, за чью бы спину от этой истины спрятаться - за спину Матушки-Природы, за спину Господа Бога, за спину Рока в любом обличье...

Одни предпочитают честно над собой работать, а другие - играть в прятки с самими собой. На каком же языке им договариваться, в чём бы то ни было убеждать друг друга? В итоге - иррациональность. В смысле - бессилие какой бы то ни было рациональной аргументации.

Сам я, вступая в спор о происхождении таланта ещё в подростковом возрасте, за несколько лет до личного знакомства с Эвальдом Васильевичем, - яростно, что называется, всеми печёнками, воспротивился против концепции таланта как чьего бы то ни было "дара". Меня до глубины души оскорбил тот самый "убийственный аргумент", "что из нас с вами нового Моцарта или Платона сделать нельзя, как строго нас ни наказывай". В моём случае этот "аргумент" прозвучал из уст учительницы литературы в такой редакции: "Ты что, Пушкин?" Вот такой я получил ответ, когда впервые спросил, что такое талант, и можно ли талантливым стать, а не родиться. У меня и тогда хватило ума ответить, что Пушкин тут ни при чём, что мне бы стать самим собой - Суворовым...
Ответ на вопрос, что же такое талант, и зависит ли от меня лично хоть что-нибудь, дабы стать талантливым, - этот ответ мне пришлось искать самостоятельно. К моменту знакомства с Эвальдом Васильевичем я, в общем, уже определил свою позицию раз и навсегда, и искал только аргументы в её пользу (в полном соответствии с описанной выше "иррациональностью" этой проблемы). Я отбрасывал с порога любые рассуждения о врождённости таланта, и с благодарностью брал на вооружение высказывания писателей и литературных критиков о том, что талант - это работа, работа и ещё раз работа. Работы, во всяком случае увлекательной, творческой, сложной, я не боялся, и мог поэтому надеяться, что талант у меня возникнет.

Точно так же я расправился и с проблемой вдохновения. С отвращением реагировал на любые намёки на то, что вдохновения надо дожидаться сложа руки, а если оно само откуда-то не возьмётся, ничего путного не сотворишь, будь даже самым расталантливым. И с восторгом принимал спокойное рабочее отношение к этому состоянию: до вдохновения надо просто доработаться. Например, запомнился спор Гоголя с Соллогубом, автором повести "Тарантас": "Да что ж делать, Николай Васильевич, - стенал Соллогуб, - если не пишется?" "А вы пишите! - уговаривал Николай Васильевич. - Сегодня вам не пишется и так далее, наконец надоест и напишется". Я хохотал - и аплодировал Гоголю, презрительно фыркая в сторону Соллогуба.

Но всё это были отдельные высказывания, которые я выстраивал в два ряда: неприемлемые для меня - куда бы подальше, а приемлемые - прямо в сердце. Я отлично понимал, насколько иррационален, субъективен такой подход.
И вот к нам в Загороский детский дом для слепоглухонемых детей приехал Эвальд Васильевич Ильенков. Его привёз Александр Иванович Мещеряков, наверное, вскоре после того, как Эвальд Васильевич защитил докторскую диссертацию. Это было в конце мая 1968 года - месяца за три до написания "Психики и мозга".

Потом нам стали переписывать рельефно-точечным шрифтом некоторые статьи Эвальда Васильевича, в том числе - я был уже студентом, - "Психику и мозг". Вот тут-то я в его философию и "вцепился". Я нашёл в ней то, что давно искал: всестороннее, на уровне до конца продуманного философского мировоззрения, обоснование посюсторонности таланта. Обоснование того, что талантливым можно и нужно стать. Значит, со мной лично всё в порядке. Стану! Надо только работать. И без малейшего зазрения совести отмахиваться и отплёвываться от всех, кто вздумает меня отговаривать, убеждать в чём-то противоположном.

Прошли десятилетия. Время от времени до меня доходят разговоры о том, что Суворов-де принял всем сердцем ильенковскую философию, во-первых, под могучим воздействием личности философа, а во-вторых - просто потому, что ничего другого не знал, и выбирать, собственно, было не из чего.
Могучее воздействие личности не отрицаю. Я стал духовным сыном Ильенкова - и этим горжусь. А всё остальное - лживые домыслы.

Выбор всегда есть. Даже в самом тоталитарном обществе. Даже в условиях слепоглухоты. (Отец Александр Мень сказал бы, что предоставленной Богом свободы воли - свободы выбора! - нас не может лишить никто и ничто.) В шестидесятые годы, когда я был школьником, как и сейчас, подавляющее большинство людей считало талант "даром". Не Бога, так Природы, дезоксирибонуклеиновых кислот. И проще было к этому господствующему мнению присоединиться.

Вот только я присоединиться не мог. Категорически не хотел.

Мне фантастически повезло, что я встретил Эвальда Васильевича. И ещё больше повезло, что я смог познакомиться с его философией по его произведениям. Я совершенно сознательно присоединился к его философской позиции.
Присоединился, потому что именно это мне и было нужно. Именно этого я и искал - ещё задолго до личного знакомства с философом, а тем более - с его работами. Я выбрал это мировоззрение потому, что к нему однозначно подводила меня вся логика моего личностного становления, роста. И если бы работы Эвальда Васильевича остались недоступны мне (а это вполне могло случиться), я обосновал бы тезис, что талантливым стать и можно и нужно, самостоятельно. Хотя бы только для себя, если не в виде теоретического продукта общечеловеческой значимости. А так... Я лишь избавился от необходимости изобретать велосипед.

9 - 15 февраля 2001
Профиль   E-Mail  
Наверх

  Ccылка
С некоторых пор публикую материалы Александра Васильевича в своем ЖЖ.
Вот начало одного из произведений:

А.В. Суворов Чувство истины

1.

...Маленький я боялся темноты. Наше окно выходило на огороды, где не было уличного освещения. И по ночам в комнате стоял особенно густой и душный мрак.

В углу чернел громоздкий "шифоньер", как мама называла платяной шкаф. На шкафу всегда что-нибудь горбилось. Например, таз с хворостом, который мама пекла для детей. Днём я добирался до этого хвороста, подставив к шкафу табуретку, а на неё - маленькую скамеечку. Ближе к осени рядом с этим тазом могли храниться и арбузы...

Шкаф этот ночью был просто жуток. В густом душном, от страха и пота липком, ночном мраке шкаф представлялся мне трехголовой смертью. Я боялся пошевелиться под одеялом. Очень хотелось выпростать из-под одеяла руки, потому что под одеялом я обливался потом. Но я не смел, уставившись на "смерть" в углу. Я цепенел от страха, и однажды оцепенел так, что утром с трудом шевелился. Где-то к полудню разб~егался, но... не это ли оцепенение имел в виду алма-атинский профессор, предположивший в качестве причины моей слепоты "полиомиелит в сонном виде"? И профессор беспощадно добавил, что если его предположение правильно, я через несколько лет должен и оглохнуть. Мама особенно верила диагнозу того профессора, поскольку предсказание, увы, сбылось... Рыдающую маму профессор пытался утешить тем, что я "умный"...

....В раннем детстве я много плакал. И как-то удивился: ведёт меня мама из детсада домой осенним или зимним вечером, у меня слёзы в глазах стоят, а перед глазами - два ярких-ярких луча. Из каждого глаза по лучу. Лучи уходили вдаль, и там, на грани видимости, сливались. Как стороны шоссе перед машиной (я любил ездить в кабине, рядом с шофёром). Я уже знал, что это просто кажется так, будто стороны дороги смыкаются впереди, а на самом деле они не смыкаются, - ведь машина не останавливается и не упирается в кажущийся тупик. Вот и лучи так же.

....Мы жили в коммунальной квартире на втором этаже. А на первом, в квартире как раз под нашей, жила бабушка-киргизка. Русские дети не давали ей проходу. "Удобства" все были во дворе, постиранные вещи сохли на верёвках, протянутых от дома к сараю, где хранились дрова и уголь (отопление было печное). Выйдет киргизка снять свои простыни, а мелюзга беснуется:

- Киргизка, киргизка!

Старуха иногда злилась, но это лишь раззадоривало маленьких палачей. И она старалась не обращать на них внимания. Соберёт простыни и молча уходит к себе. И без крайней необходимости не высовывается.

Какое-то время я тоже был в этой оголтелой толпе. Теперь-то понимаю, что дети так просят внимания - любого внимания, хотя бы в виде оплеухи! - и нарочитое игнорирование их особенно злит. Но однажды я присмотрелся, как старуха уходит с тазом, в котором сложено бельё... Какая она несчастная, сгорбленная, как медленно идёт... Молча... Изо всех сил - молча... И что-то взорвалось во мне.

- Прекратите! - выкрикнул я мамино слово, бросаясь на детей с кулаками. Драться не умел, но ребята удивлённо разбежались.

А я решил пострадать за участие в глумлении толпы. Пошёл в подъезд и постучался в дверь квартиры киргизки. Она долго не открывала. То есть приоткрывала дверь, видела меня и тут же закрывала опять. Но я был настойчив. Пусть побьёт, думал я. Заработал.

В конце Концов разгневанная киргизка выросла на пороге: мол, ну чего тебе ещё, маленький мучитель?

- Бабушка, простите! Я больше не буду дразниться! - и брызнули слёзы.

Еле успокоила меня киргизка. Пригласила к себе, напоила чаем с вареньем. Там и нашла меня мама через несколько часов... Мне было пять лет. Во всяком случае, не меньше.

....В школе слепых, где я получил начальное образование, я с ровесниками не дружил. Играл один. Бегал взад-вперёд и фантазировал вслух. Ребят это раздражало. Они возмущались, что я "разговариваю сам с собой". Шпионили за мной и били, дабы отучить. Я прятался от них, досконально изучив все закоулки школьного двора.

И ещё эти проклятые пионерские собрания. Ради какой-то ерунды в стенгазете, - кто больше звёздочек получит за "отличную пионерскую работу". Вот уж поистине, заставь дураков Богу молиться - лбы расшибут. Собрания происходили каждый день, с обеда до полдника, в душном классе. А после ужина - опять же каждый вечер - маршировки вокруг квартала под песни. И с пуками в строю под нос.

А мне хотелось книжку почитать. Я прятался с книжкой в кустах. Когда стали там находить - в подвале под лестницей, где ворохами лежала исписанная точками толстая бумага. Там тоже меня выследили. Выслеживали - и били.

Я не совсем слеп. Светоощущение есть. И вот наплачешься, присядешь где-нибудь в школьном дворе на скамеечке, лицом к закату. А вдоль школьного забора были высажены высокие деревья, которые виделись мне рядом пирамидок, что ли. Если правильно помню, это были пирамидальные тополя. Слева - здание школы, побеленное.

И тут начинало твориться что-то непонятное. В закате, в тополях, сквозь побелку школьных стен, сквозь светлую пыль на асфальте дорожки - проступало... что-то зловещее, так и хочется сказать - красное, хотя цвета я никогда не различал. Кровавое. Мир обливался кровью. Он всегда был облит кровью, но особенно это было заметно вечером. В часы заката.

До меня облитому кровью миру не было никакого дела. Я чувствовал себя бесконечно чужим и одиноким. Во всём проступало - равнодушие замученной жертвы, сразу после пытки, в бреду. Та самая кровь. Особенно - в пробегающих мимо и сидящих рядом ребятах.

....Окна спальни в школе-интернате для слепых выходили на неосвещённую часть двора. На дорожку позади общежития, в конце которой были умывальники - ну, водопроводная труба с дырочками, а из дырочек била ледяная вода. Мы там умывались в тёплое время осени и весны. За дорожкой был арык, по которому сбегала вода от умывальника. А за арыком - довольно крутой подъём, поросший травой. Подъём был до самого глухого школьного забора. Деревянного в этом месте, тёмного и высокого. В арыке весной я пускал бумажные кораблики...

И вот по ночам с этой глухой части школьного двора, на которую выходили окна спальни, стал доноситься не то гул, не то вой. Низкий-низкий. Наверное, за порогом слышимости. Инфра-звук какой-то. Гул-вой был непрерывным, монотонным, и бесконечно далёким. То есть я чувствовал, что гул-вой этот достигает меня из невообразимых глубин вселенной, вот уж буквально - из бесконечной дали. Вернее, конец у этой дали был - я, приёмник звука. А где источник? Откуда этот звук? Бесконечно далеко...

Или я - вовсе не приёмник, а источник? Тогда понятно, почему звук уходит в бесконечность. И понятно, почему его больше никто не слышит. Но почему он такой низкий? Что это?..

Я глох.

....Обниматься с деревьями мешали. А мне это занятие нравилось.

Везёт меня мама из школы слепых домой. Автобусы ходят редко. Ждать на остановке скучно. Да ведь город южный - столица Кыргызстана, Фрунзе (теперь Бишкек). Вдоль всех магистралей в четыре ряда высажены деревья. По обе стороны тротуаров, отделённых от мостовой арыками. Отойдёшь на остановке чуть в сторону, обхватишь руками ствол ближайшего дерева... Что-то в меня из этого ствола течёт, непонятное, но явственное и очень приятное... Но люди на остановке начинают волноваться. Что с мальчиком? Он плачет? Кто его обидел? И мама просила не обниматься с деревьями. Не привлекать внимание. Предлагала обниматься лучше с ней. Это тоже хорошо, но и с деревьями хорошо.

...Мне где-то одиннадцать - двенадцать. Странно! Я весь изнутри какой-то светящийся. Ни пятнышка, сплошной свет. Яркий, но не ослепительный, мягкий. Свалял дурака - спросил у дуры-учительницы. Она упрекнула в нескромности. Ехидно так, обидно смеялась. Это уже в Загорском детдоме.

Начал глушить в себе свет. Увы, преуспел, на какое-то время погасил полностью. В зрелом возрасте стоило огромных усилий разжечь его снова. Но такой чистоты и яркости так и не добился. Свет есть, но мутный, загрязнённый. Жалко... О некоторых ощущениях лучше никому не рассказывать. По крайней мере, до тех пор, пока не научишься их сознательно защищать.

Продолжение - здесь: http://press-sekretar.livejournal.com/
Профиль   E-Mail  
Наверх
Сообщения 21 - 32 из 32
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец


Читают тему
гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0